Медицина
Новости
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Энциклопедия
Ссылки
Карта сайта
О проекте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава двенадцатая. Высокое давление

Первые факты

Примерно сто пятьдесят лет назад, в начале XIX столетия, врачи впервые стали обращать внимание на одно, казавшееся им очень странным явление при лечении некоторых болезней.

Это были болезни сердца, наиболее отличительным признаком которых служило расширение сердца, по медицинской терминологии - его гипертрофия. Объем сердца увеличивался, мышечные стенки становились толще, так называемый верхушечный толчок сердца при его сокращении совершался с повышенной силой.

Надо сказать, что утолщение стенок сердца, усиление его толчка нисколько не означало, что сердце стало крепче, мощнее. Наоборот, увеличение размеров сердца говорило как раз о его слабости, о том, что оно не в состоянии нормальными средствами выполнять обычную свою работу, а должно напрягаться, чтобы выталкивать из своих полостей кровь и заставлять ее бежать по артериям и венам. Такое сердце, конечно, больное. И чем дольше оно работает, тем все больше расшатывается, а значит, и портится механизм сердца.

Что же здесь было странным для врачей? Дело было в том, что у больных с некоторыми заболеваниями почек, с некоторыми формами воспаления почек почти всегда наблюдалось и такое увеличение сердца. Этот факт врачи устанавливали и при жизни больных, а затем, когда больные умирали, то и вскрытие подтверждало, что при определенных поражениях почек действительно почти всегда наблюдалась и резкая гипертрофия сердца.

Когда подобных данных накопилось достаточное количество, врачи начали приходить к естественному выводу, гласившему, что между усилением работы сердца и определенными болезнями почек существует какая-то связь.

Но что такое увеличение, гипертрофия сердца? Какая причина вызывает утолщение мышечной стенки сердца? Очевидно, это может происходить лишь в силу того, что сердце вынуждено, как мы сказали, совершать большую, чем обычно, работу, гнать в сосуды кровь с большей силой, с большим давлением.

Но что вызывает такую потребность со стороны сердца? Отчего она появляется? Единственное правильное объяснение, которое здесь напрашивается, заключается в том, что, видимо, в кровеносной системе, в сети артерий, вен и их мельчайших разветвлений - капилляров - существует препятствие, мешающее крови двигаться нормально. Чтобы преодолеть это препятствие, чтобы кровь бежала с обычной скоростью и при обычном наполнении сосудов, сердце увеличивает свою мощность, напряжение своих мышечных стенок.

Вот отчего с течением времени при этих условиях и образуется гипертрофия сердца. Стало понятным, что сердце гипертрофируется для того, чтобы увеличивать свое давление на кровь, иначе в ткани ее будет поступать меньше, чем это необходимо.

Смысл возникновения гипертрофии сердца был разъяснен. Но что при этом происходит в кровеносных сосудах, как меняется давление крови в артериях, в сторону, например, повышения или понижения, в чем выражается здесь давление крови, как можно его измерить, какова роль кровяного давления, наконец, чем оно регулируется и к чему ведет, - этого определять тогда не умели.

А между тем с каждым годом становилось всё яснее, что кровяное давление, связанное неразрывно с работой сердца, является крупнейшим фактором здорового состояния организма.

Но недоумение врачей попрежнему оставалось. Какова связь между воспалением почек и гипертрофией сердца?

Поиски метода

Что такое кровяное давление? Кровь, попадая из сердца в крупнейший кровеносный сосуд, в аорту, а оттуда в артерии, давит на упругие стенки сосудов, растягивает их с известной силой. Поэтому стенки артерий всегда находятся в состоянии большего или меньшего напряжения.

Величина этого напряжения стенок, вызываемого током крови, называется обычно, хотя и не совсем точно, "кровяным давлением".

Ясно, что сила кровяного давления зависит от сокращений сердца. Зависит она и от характера самой работы сердца. Совершенно естественно, что чем чаще будет сокращаться сердце, тем больше крови станет поступать в кровеносные сосуды, тем сильнее будет давление на их стенки. То же самое получится, когда энергия каждого сокращения будет больше. Более энергичное сокращение сердца с большей силой наполняет кровью сосуды.

Значит, и давление на стенки кровеносных сосудов станет возрастать. Кровяное давление увеличится.

Весьма существенное значение для кровяного давления имеет также ширина кровяного русла, то есть общая ширина просвета артерий, вен, капилляров в той или иной области тела. Чем эта ширина больше, тем свободнее растекается кровь по сосудистым путям, тем заметнее уменьшается напряжение стенок сосудов. Кровяное давление, значит, в этом случае понижается.

Существует, как мы уже знаем, особое патологическое состояние организма - шок. При шоке в ряду сопутствующих ему болезненных явлений наблюдается расширение крупных кровеносных сосудов в брюшной полости. Естественно, там скопляется много крови. Тогда кровяное давление резко падает. И наоборот, сужение сосудов в любых отделах кровеносной сети вызывает увеличение кровяного давления, так как усиливается напряжение их стянувшихся стенок.

Все это можно легко подтвердить. Если взять гормон надпочечников - адреналин и впрыснуть его человеку, то произойдет сужение периферических кровеносных сосудов. Общее русло крови тем самым уменьшается. И тогда повышается кровяное давление.

Все эти данные были известны уже давно. Но они устанавливали только общее значение давления для организма. Этого, конечно, было мало для того, чтобы выяснить, каково влияние кровяного давления при тех или иных болезнях, связанных с деятельностью сердца. Самое важное заключалось в том, что успех в этом отношении мог быть достигнут только тогда, когда удавалось бы в каждом нужном случае определять точно величину кровяного давления, то есть его силу. Это позволило бы знать величину нормального кровяного давления и выяснить, как оно изменяется при различных заболеваниях.

Но измерять кровяное давление очень долго не умели. Ученые бились над этой задачей. Она оказалась весьма трудной. Однако исследователи упорно добивались ее решения.

Предполагалось даже идти по такому пути. Кровяное давление - это сила струи крови, действующая на стенки сосудов. Вот ее то и надо измерить, чтобы определить давление. Но как? Проще всего, казалось бы, это можно сделать, если перерезать какую-нибудь артерию на ноге или на руке. Кровь из нее будет бить струей. Силу бьющей крови, свободно несущейся, уже измерить сравнительно несложно. Для этого надо перерезанную артерию соединить с так называемым ртутным манометром, - прибором, показывающим давление. И тогда вопрос решен.

Пробовали такой способ? Да, пробовали. Но кто же мог дать согласие на то, чтобы у него в целях определения величины кровяного давления перерезали крупную артерию и позволяли крови изливаться струей?

Разумеется, никакой человек на это не согласился бы. И все же удалось достигнуть цели. Но врачи воспользовались для этого артерией не нормальной здоровой конечности, а такой, которую все равно нужно было отрезать, ампутировать из-за несчастного случая. Вот перерезанную артерию ампутируемой конечности во время операции и соединяли с ртутным манометром.

Таким образом и сумели получить первые данные о кровяном давлении с точным вычислением его силы. Тогда впервые было установлено, что давление крови на стенки сосудов, в среднем, у взрослого человека равняется 110-130 миллиметрам ртутного столба.

Это, конечно, уже являлось крупным успехом. Но, разумеется, такой способ определения кровяного давления нельзя было считать решением вопроса. Он ведь давал возможность измерять давление крови у людей с поврежденными конечностями и только в отдельных случаях, весьма к тому же редких. Ни то, ни другое никого удовлетворить не могло. Поиски нужного метода продолжались.

Был предложен еще один способ. Известно, что кровь поступает в сосуды под определенным давлением. Чтобы вытеснить поступившую кровь из кожных сосудов, надо преодолеть это давление, для чего требуется приложить какую-то силу. Если это сделать правильно, то кожа в результате побледнеет. Высчитав, какую силу надо затратить для того, чтобы кожа побледнела, можно получить величину кровяного давления.

Ученые пробовали применить следующий способ. Они накладывали на кожу руки тонкую стеклянную пластинку определенного веса и затем нагружали ее все больше кусочками металла, как бы гирьками, тоже определенного веса. Как только сквозь стекло становилось видным наступившее побледнение кожи, нагрузку прекращали. Количество единиц веса кусочков металла переводили на миллиметры ртутного столба манометра, что было делом простым. Получалась величина кровяного давления.

Опять-таки и этот способ, конечно, был неудовлетворительным. Он давал не точную, а приблизительную силу кровяного давления. На величину давления влияли и глубина залегания кожных сосудов, и толщина самой кожи, которая у разных людей различна. Наконец, так можно было измерить кровяное давление только в капиллярах, а не в артериях и венах.

Были придуманы затем приборы, которые должны были показывать величину кровяного давления сравнительно точно; некоторые из них были более или менее удачными.

Однако полный переворот в этой области наступил только с введением в практику способа русского ученого Короткова. Это произошло в начале XX века. Коротков использовал особый прибор, сфигноманометр, устроенный по типу резиновой манжетки; она надевалась на руку и в нее накачивался воздух. При помощи специальной слуховой трубки, прикладываемой к уху, можно было выслушивать так, как выслушивают шум воздуха в легких, пульсирующее движение крови в артериях. Накачиванием воздуха в манжетку легко было создавать в ней давление любой силы. Стенка манжетки, прилегавшая к коже, сдавливала мышцы руки и лежавшую среди них артерию. Это давление, в конце концов, останавливало движение крови в артерии. И тогда звук в слуховой трубке исчезал. Значит, ток крови прекращался.

Выпуская также постепенно воздух из манжетки и освобождая тем самым сдавленную артерию, можно было установить звук первого толчка крови, появление первой волны крови в артерии. Соединенный с манжеткой манометр показывал силу давления воздуха в манжетке. Это и была в тот момент величина кровяного давления.

Так, пользуясь способом Короткова, можно было в любой момент при любых условиях определить величину кровяного давления.

Это сыграло огромную роль в изучении ряда болезней. В клиниках начали выяснять значение кровяного давления при всех поражениях сердечно-сосудистой системы и их последствий во всех органах тела, которое создавало нарушение нормального уровня кровяного давления.

В связи с этим все большее и большее внимание стало привлекать к себе явление гипертонии, т. е. стойкого повышения кровяного давления.

Чуткая система

Измерение кровяного давления дает обычно две цифровых величины: одна - максимальное, другая - минимальное давление. Максимальное давление указывает на так называемое систолическое давление, т. е. на давление в момент сжатия, сокращения сердца, в момент систолы, когда кровь выбрасывается из полости сердца в аорту и артерии. Минимальное давление соответствует давлению крови в артериях в момент диастолы - расслабления сердечной мышцы, в момент ее короткого покоя.

Так и принято выражать кровяное давление - в двух цифрах. Когда называют только одну цифру кровяного давления, без указания на систолический период или диастолический, то обычно под этим подразумевают максимальное давление, как наиболее характерное.

Каково же нормальное кровяное давление, максимальное и минимальное?

Множество производившихся обследований здоровья людей в разные периоды жизни показало, что в пятнадцатилетнем возрасте максимальное давление составляет около 110 миллиметров ртутного столба манометра; от 16 до 40 - 120-126 миллиметров, а в 60-летнем возрасте цифра давления повышается до 135-140 миллиметров.

Есть любопытная и в общем довольно удачная попытка выразить в математической формуле зависимость кровяного давления от возраста, найти их постоянное соотношение. Формула родилась чисто эмпирическим путем, в результате массовых обследований жителей Ленинграда.

В этой формуле, предложенной научными сотрудниками Исаковым и Яковлевым и другими, постоянной величиной является условное число 102. Чтобы получить величину нормального кровяного давления, надо к числу 102 приплюсовать цифру возраста, умноженную на 0,6.

Вот как, например, для человека 30 лет выглядит эта формула:

102 + 30×6
10

По этой формуле, следовательно, максимальное кровяное давление в данном случае будет 120 миллиметров.

Разумеется, получаемые по формуле цифры будут средними для данного возраста. Минимальное давление, разное для разных возрастов, в среднем держится между 60 и 85 миллиметрами.

Интересно, что удалось измерить кровяное давление не только в крупной артерии руки, но и в различных пунктах сердечнососудистой системы, даже в артерии мозга. И оказалось, что месторасположение и размер кровеносных сосудов заметно влияют на величину в них кровяного давления. Так, у одного и того же человека в самом большом сосуде тела, куда сразу же из сердца попадает кровь - в аорте, среднее максимальное давление может, например, равняться 120-130 миллиметрам, в артериях верхней и нижней конечностей - 100-120, а в мелких артериях, таких, скажем, как артерии ладони или ступни, давление составляет только 70-90.

Имеет ли какое-нибудь значение подобная разница кровяного давления? Да, имеет и очень большое. Из всех этих данных совершенно ясно, что наиболее резко кровяное давление падает в мелких артериях в тех местах, где они вскоре разветвляются на капилляры. Такие мелкие артерии носят название - артериол. Значит, в подобных местах, где кровяное давление сравнительно низкое, всякого рода препятствия могут сильнее всего мешать току крови.

Именно эти обстоятельства, как мы увидим дальше, и влекут за собой серьезные последствия.

Изучение кровяного давления обнаружило очень любопытные подробности. Выяснилось, что эта физиологическая система обладает удивительной чувствительностью. Физический труд, например, повышает кровяное давление и чем напряженнее мышечная работа, тем больше кровяное давление. При отдыхе кровяное давление у здоровых людей быстро становится нормальным.

Это явление, конечно, вполне понятное. Работа требует от сердца усиленной деятельности, более частых его сокращений. Отсюда естественно и повышение кровяного давления.

Но оно меняется и тогда, когда, казалось бы, ему следовало оставаться без перемен. Так, например, кровяное давление, измеренное после обеда, дает не те цифры, которые получались до еды. Прием пищи повышает кровяное давление. Гнев, испуг, тоже повышают кровяное давление. Человек лежит, затем встает, т. е. совершает самое простое движение. Этот переход из горизонтального положения в вертикальное тоже заставляет кровяное давление повышаться. Большое количество выпитой воды тоже гонит вверх кровяное давление. Человек в спокойном состоянии заснул вечером и утром проснулся. Одинаковое у него давление при начале и в конце сна? Да, одинаковое. И это, действительно, вполне нормально. Но вот, что не может не удивить. Оказывается, в первые два часа сна у этого здорового человека кровяное давление понизилось миллиметров на пятнадцать, а часа за два до пробуждения оно вновь стало подниматься. Когда человек просыпается, у него кровяное давление обычное для него.

Все это показывает, что кровяное давление чутко реагирует на те или иные состояния организма, даже естественного порядка.

Разумеется, подобные изменения в уровне кровяного давления, носящие кратковременный характер, не представляют собой ничего патологического, болезненного. Они не говорят о каких-либо нарушениях работы сердечно-сосудистой системы.

Повышенное кровяное давление в виде болезненного процесса проявляется совсем иначе.

Сущность давления

Длительное, стойкое повышение кровяного давления составляет главный симптом, основой признак заболевания, называемого гипертонической болезнью.

Отсюда ясно, что держащееся более или менее короткий срок и потом исчезающее повышение кровяного давления - это еще не гипертоническая болезнь. Как мы только что видели, и у совершенно здоровых людей может временно подняться кровяное давление. Только держащееся месяцами и даже годами повышенное кровяное давление имеет отношение к гипертонической болезни.

Повышенное кровяное давление носит название гипертонии, от греческих слов: "гипер" - сверх, и "тонус" - напряжение. Но гипертония, как главный симптом, и гипертоническая болезнь, как самостоятельное заболевание - это не одно и то же.

При гипертонической болезни имеют место различные патологические процессы в организме: и в центральной нервной системе, и в сердце, и в других внутренних органах.

А может ли быть так, что у человека есть повышение кровяного давления, гипертония, а гипертонической болезни нет?

Да, так бывает довольно часто. Например, человек почувствовал боль в пояснице; затем у него обнаружилась слабость, нарастающая с каждым днем; поднялась температура до 38 градусов. Исследования показали, что человек заболел острым воспалением почек, острым нефритом.

И вот тут вдруг оказывается, что у больного имеется повышенное кровяное давление, скажем, максимальное - 150, минимальное - 110.

Это - гипертония, она в данном случае спутник нефрита. Но это не гипертоническая болезнь. Пройдет острый нефрит, человек выздоровеет; исчезнет и гипертония. Гипертония, вызванная нефритом, только симптом почечного заболевания.

Гипертония как симптом сопровождает многие болезни. Но важно то, что по выздоровлении проходит и гипертония.

Конечно, это еще не гипертоническая болезнь.

Гипертоническая болезнь тоже характеризуется вначале только одним симптомом - повышением кровяного давления. Однако на этом болезнь не останавливается, она вызывает развитие ряда очень тяжелых расстройств во всем организме, в работе почти всех важных для жизни органов. Без своевременного вмешательства медицины все это неизбежно ведет к резкому ухудшению здоровья.

Теперь поставим вопрос: почему возникает повышенное кровяное давление? Чем оно может быть вызвано? В каких случаях должно повыситься кровяное давление? И какой, наконец, физиологический смысл в этом повышении?

Повышение кровяного давления, несомненно, означает, что кровь передвигается по своему руслу в кровеносных сосудах, в артериях и артериолах с усилием. А это может произойти тогда, когда где-нибудь в кровеносных путях появляется препятствие для нормального движения крови.

Но что может стать препятствием для тока крови?

Бывает так, что где-нибудь в какой-либо вене, например в вене голени, образуется сгусток вследствие свертывания крови. Получается так называемый тромб. Такой тромб может закупорить кровеносный сосуд и мешать движению крови. Это сопровождается резкими болями, даже высокой температурой. Может образоваться большой отек тромбированной конечности.

Но это вовсе не такое препятствие, за которым следует повышение кровяного давления.

Надо иметь в виду, что обычно при заболевании гипертонической болезнью в начале никаких особых мучительных, болезненных явлений и не бывает; нет ни болей, ни высокой температуры, ни отеков. Нередко имеет место и такое явление: человек чувствует себя сносно и долго не знает даже, что у него уже повышено кровяное давление. И только спустя некоторое время, большей частью при обращении к врачу по какому-нибудь поводу, обнаруживается, что этот человек гипертоник, то есть, что у него длительное время держится высокое кровяное давление.

Отсюда следует, что кровяное давление повышается не от того, что в кровеносных сосудах образовался тромб или что-нибудь вроде него, мешающее нормальному току крови. При гипертонии существует, очевидно, препятствие особого рода.

И действительно, такое препятствие в сердечно-сосудистой системе имеется. Это - спазм артерий, особенно мелких, тех самых артериол, которые, как уже говорилось, переходят в сеть капилляров.

Сжатие, спазм этих сосудов, особенно расположенных в периферических органах, ведет к тому, что уменьшается просвет кровеносных сосудов, то есть уменьшается общий размер, общая вместимость, объем кровеносного русла. Кровь не может проходить теперь здесь в достаточном количестве.

Как же заставить нормальное количество крови двигаться с нужной быстротой сквозь такое уменьшенное русло. Конечно, только тем, что сила проталкивания крови должна возрастать. Кровь с большей силой должна давить на стенки сосудов, расширяя их.

Если спазм артерий и артериол захватывает большие области кровеносной системы и носит длительный характер, то давление крови на стенки сосудов также становится длительным. Появляется повышенное кровяное давление, упорно держащееся. Обнаруживается заболевание: гипертоническая болезнь.

Это и есть начальная стадия гипертонической болезни. Она протекает без всяких других явлений. Так может тянуться месяц, другой, третий, даже годы. Потом развиваются патологические изменения в различных областях организма.

Гипертоническая болезнь прогрессирует.

Чем это сопровождается?

Если бы при гипертонической болезни все ограничивалось повышением кровяного давления, то это заболевание не приносило бы никаких особо тяжелых последствий. Как мы уже говорили, нередко люди в начальной форме этого заболевания, то есть с наличием уже повышенного кровяного давления, чувствуют себя вполне нормально, не ощущают почти никаких расстройств, совершенно трудоспособны. Никаких болезненных сиптомов они у себя не замечают. Только врач, если такие люди к нему попали, обнаруживает при обследовании, что у них налицо повышенное кровяное давление. Очевидно, тяжесть заболевания заключается не в самом повышении кровяного давления.

Тяжесть состояния нарастает при гипертонической болезни постепенно, по мере развития в различных органах нарушений их нормальных функций.

Обычно прежде всего страдает сердце. Почему? Кровь из сердца выбрасывается в аорту и дальше, в артерии, благодаря сокращению сердца. Чтобы все процессы совершались в организме нормально, вся кровь должна пройти через кровеносные сосуды в течение определенного времени, в среднем в 23 секунды, и попасть снова в полость сердца. Если в сосудистой системе оказывается затруднение для продвижения крови, то сердце работает с большей силой, чтобы преодолеть препятствие и выбросить и аорту и артерии всю кровь за те же 23 секунды.

Усиленная работа сердца и ведет, как мы уже упоминали, к гипертрофии сердца. Гипертрофированное сердце - это уже больное сердце. Оно начинает хуже работать, так как перегрузка приводит к переутомлению сердечной мышцы. Понятно, что переутомленное сердце в конце концов перестает выполнять свою задачу - передвигать кровь в сосудах с должной скоростью, доставлять вовремя кровь ко всем участкам тела в нужном количестве.

В результате появляются изменения в важнейших органах. Нарушаются их функции, - другими словами, в них обнаруживаются функциональные изменения. Если это происходит в печени, то замедленное движение крови дает там застойные явления: печень набухает, в ней развиваются отеки. Если - в легких, получается застой в легких.

Изменения в сердце, в печени, в легких становятся уже не только функциональными, но и структурными. Появляется одышка, затрудняющая движения, ходьбу, лишающая человека нормальной трудоспособности.

При таком течении гипертонической болезни все больше страдают и сами кровеносные сосуды. В чем это выражается? Здесь мы должны прежде всего снова вернуться к артериолам.

Мы уже знаем, что мелкие артерии, артериолы, при гипертонической болезни находятся в спастическом, суженном состоянии. Проходит ли это безнаказанно для кровеносных сосудов?

Нет. Длительный спазм артерий ведь увеличивает рабочую нагрузку на их стенки. А это влечет за собой очень неприятные последствия, - в первую очередь для стенок артериол.

Под влиянием высокого давления стенка сосуда не только растягивается; нарушается ее структура и стенка становится более проницаемой. В такую стенку просачивается плазма из протекающей крови. И тогда во (Внутреннем, эластическом слое стенки происходит образование отложений из так называемых гиалиновых веществ плазмы. Отложения эти постепенно отвердевают. Просвет артерий и артериол в конце концов еще более суживается, уменьшается до того, что превращается в узкую щель.

Получается то, что носит название артериосклероза, или точнее, в данном случае - артериолосклероза. Стенки становятся плотными, твердыми, хрупкими, сравнительно легко разрывающимися. Стенки, как говорят тогда, склерозированы.

В более крупных артериях также происходит подобный процесс. И в них изменяется структура стенок так, что они делаются более проницаемыми для плазмы крови. Тем самым открывается доступ в слои стенок крупных артерий так называемым холестеринэстерам и липоидам, особым веществам жирового характера. Вследствие этого в стенках крупных артерий тоже появляются отложения. Происходит изменение стенок, ведущее к уменьшению их просвета и к их непрочности и склерозу.

Так страдают сами сосуды. Страдают, разумеется, и их функции.

И все это получается в результате длительного, не исчезающего спазма артерий и артериол, захватывающего большие сосудистые площади в теле человека.

Но кровеносные сосуды ведь существуют не обособленно, не сами по себе. Они питают мозг, печень, сердце, почки, легкие, мышцы, железы внутренней секреции и остальные органы. Совершенно естественно, что при склерозированных сосудах нарушается кровообращение в этих органах. Нарушается кровообращение - страдает кровеснабжение, ухудшается питание органов и тканей, в них начинают появляться разрушительные изменения.

Те органы, в которых все эти явления при отсутствии врачебного вмешательства успевают развиться, теперь работают ненормально, патологически. Они становятся больными органами.

Выход из строя

Так происходит, если отсутствует вмешательство медицины.

В чем же выражается болезнь этих органов? По тяжести поражений на первом месте стоит сердце. И это понятно. Гипертония начинается со спазма артерий. Ясно, что изменения в них должны отражаться в первую очередь на главном органе сердечно-сосудистой системы, - на сердце. Что же с ним происходит?

Мы уже говорили, что мышца сердца от усиленной работы увеличивается. Образуется гипертрофия сердца.

Когда врачи еще мало знали о гипертонической болезни, они гипертрофию сердца называли по-разному, и в этом отражались различные представления того времени об этой болезни. Так, например, немецкий город Мюнхен славился своим пивом. Считалось, что жители этого города много пьют пива. Обилие вводимой в организм жидкости повышает деятельность сердца, нагружает сердце. Мышца сердца увеличивается. Поэтому гипертрофированное сердце получило название - "пивное сердце". По этой же причине немецкие врачи стали применять термин - "тюбингенское сердце". Там, где определенных причин гипертрофии сердца, даже приблизительных, нельзя было установить, появилось название - "идиопатическая гипертрофия сердца". Идиопатическая - значит зависящая от личных особенностей организма, от особенного предрасположения.

Несомненно, что большая часть этих гипертрофий сердца на самом деле являлась следствием гипертонической болезни.

Однако ущерб, причиняемый сердцу гипертонической болезнью, не ограничивается только его увеличением. Есть еще одна сторона работы сердца, изменения которой приводят к очень тяжелым функциональным изменениям. Вспомним простой физиологический факт: мышцу сердца питают кровеносные сосуды. Это осуществляют так называемые коронарные артерии. И вполне понятно, что с ними при гипертонической болезни происходит то же, что и с другими артериями, то есть они твердеют, склерозируются. В их стенках появляются бляшки, отложения, суживающие просвет сосудов. В результате сердце лишается нужного питания.

Если сердце длительное время испытывает недостаток питания, то в его мышце появляются спазмы, возникают боли, необычные тягостные ощущения. Наблюдается то, что называется стенокардией, или грудной жабой.

Конечно, все эти явления развиваются не сразу, а исподволь, на протяжении более или менее долгого срока. И хотя человек может в таком состоянии жить многие годы и даже сохранять все время работоспособность, все же он серьезно больной человек, которому угрожают неожиданные опасные осложнения.

По частоте тех нарушений, которые вызываются длительным повышением кровяного давления, сейчас же вслед за сердцем идет головной мозг. Самый важный, самый сложный орган, он тоже почти всегда вовлекается в патологические изменения, приносимые гипертонической болезнью.

Объясняется это тем, что для головного мозга кровообращение играет чрезвычайно важную роль. Состояние сосудов, их кровенаполнение, напряжение, т. е. тонус стенок отражается немедленно на деятельности мозга. Даже незначительные колебания в притоке и оттоке крови, проходящие для других органов совершенно безнаказанно, вызывают в мозгу болезненные явления, порой угрожающие продолжительным нарушением деятельности различных органов, весьма важных для жизни.

Вполне понятно, что долго держащееся повышение кровяного давления и сужение, а затем спазм мозговых сосудов, ухудшение мозгового кровообращения почти всегда сопровождаются симптомами поражения головного мозга. В начале обнаруживаются незначительные болезненные явления в виде частых головных болей, легких и скоропроходящих головокружений. Такое сравнительное благополучие может продолжаться не один год, даже если человек и не лечится.

Но очень часто при отсутствии лечебного вмешательства в гипертоническую болезнь картина может измениться. Появляются признаки более глубокого поражения мозга. Сказывается это в том, что иногда выключается работа отдельных участков мозга, наступает временный паралич рук, ног, нарушается речь, происходит потеря памяти. Могут появиться психические дефекты. Все это есть следствие длительного изменения кровообращения и спазма мозговых сосудов.

Участие почек

Мы уже говорили в самом начале, что часто у больных гипертрофией сердца одновременно наблюдаются и нарушения со стороны почек - их воспаление, т. е. нефриты, острые или хронические.

Теперь, когда мы знаем, что увеличение размеров сердца вызывается большей частью гипертонической болезнью, можно заняться и вопросом, есть ли какая-нибудь связь между повышением кровяного давления и почками, отражается ли оно на функции почек.

Здесь опять-таки нужно вспомнить о спазме кровеносных сосудов при гипертонической болезни. Подвергаются ли артерии и артериолы почек спастическому сужению?

Множество исследований над больными гипертонией, огромное число вскрытий умерших от этой болезни и тщательное изучение у них кровеносных сосудов почек подтвердили, что и артерии и артериолы этих органов разделяют общую участь. Они также находятся при гипертонической болезни в состоянии длительного спастического сужения, их стенки также склерозируются, просвет уменьшается, кровенаполнение сокращается.

Но вот что еще очень важно. Почки получают с кровью не только питательные вещества. Кровь, поступая в почки, выполняет еще одну чрезвычайно существенную задачу: она приносит в почки все то, что должно быть удалено из организма. Ведь почки - это выделительный орган. Через почки организм освобождается от различных продуктов, использованных клетками, от всего того, что в процессах обмена веществ становится ненужным и даже вредным. Это и есть главнейшая задача почек.

Понятно, что спазм почечных артерий и развивающееся на этой почве склерозирование их стенок, уменьшают приток крови, ведут к задержке выведения из организма отработанных веществ. Почки плохо работают, заболевают.

Так получается, если при гипертонической болезни нет врачебного вмешательства, не проводится лечение.

Как видим, патологические процессы этого рода в почках в основном таковы же, как и в остальных органах, в которых кровеносные сосуды находятся продолжительное время в состоянии спастического сужения.

Однако здесь же следует сказать еще об одном явлении, которое свойственно почкам. Это чрезвычайно интересная особенность почечной ткани. Она же вместе с тем показывает, как велики регуляторные силы организма, как многообразны и тонки его способы защиты против угрожающих жизни нарушений.

Химическая защита

В лаборатории, занимавшейся проблемой кровеснабжения и выделительной функции почек при различных условиях, особое внимание привлекли некоторые опыты, проделанные над животными.

Опыты заключались в следующем. У нескольких собак была проделана одна и та же операция. У каждой из них вскрыли брюшную полость и на главные почечные артерии наложили специальные зажимы таким образом, что артерии были перехвачены не целиком, не с полным закрытием просвета, а частично. В результате, через уменьшенный просвет сосудов сократилось поступление крови в почки. Наступило частичное обескровливание почек.

Исследователи занялись изучением кровяного давления у животных. Вскоре выяснилось, что кровяное давление у всех этих собак, выражавшееся до операции в нормальной для них цифре - 100-150 миллиметров ртутного столба, после операции наложения зажимов постепенно поднялось и достигло 200 миллиметров. У собак обнаружилась длительная, ясно выраженная гипертония. Это нисколько не удивило экспериментаторов. Опыты в сущности подтвердили еще раньше установленное положение, что повышение кровяного давления всегда появляется там, где в кровеносной системе имеется препятствие для нормального тока крови. В данном случае, в опытах с собаками, такое препятствие создалось в результате частичного наложения зажимов на почечные артерии.

Но вот, что наблюдалось дальше. У одной из оперированных собак, с образовавшейся стойкой гипертонией, извлекли из почечной артерии немного крови и впрыснули ее другой совершенно здоровой, не оперированной собаке. После впрыскивания кровяное давление у нее резко поднялось.

Что могло значить такое явление? Как единственное, напрашивалось объяснение такого рода. В крови оперированной собаки, очевидно, имелось какое-то вещество, обладавшее свойством вызывать повышение кровяного давления. В крови нормальной, не оперированной собаки этого вещества нет. Вот почему до впрыскивания давление у нее было обычным.

Становилось очевидным, что наложение зажимов на почечные артерии обусловило появление в крови животных особых сосудосуживающих веществ. Ясно было также, что их вырабатывают сами почки.

Однако это было только предположение. Его надо было доказать. Это тоже удалось сделать и притом способом, не очень сложным. У собак с длительным повышением кровяного давления вырезали почку и из нее после специальной обработки получили экстракт.

Впрыснутое здоровой нормальной собаке даже небольшое количество такого экстракта быстро повышало кровяное давление. Экстракт получил название - "ренин" от латинского слова - "рен" - почка. Он относится к особым белкам, к глобулинам.

Подтвердилось, что почка, в которой при спазме сосудов уменьшается кровеснабжение, вырабатывает химическое вещество - ренин, которое суживает сосуды, что, в свою очередь, еще более повышает кровяное давление.

Правда, дальнейшее изучение ренина показало, что все происходит несколько сложнее. Было установлено, что ренин сам по себе не обладает сосудосуживающим свойством, а предварительно он соединяется в крови с другим белковым веществом, с альфа-2-глобулином. Тогда образуется новое, третье вещество - гипертенсин. Гипертенсин и обладает способностью суживать кровеносные сосуды, в частности артерии средней и малой величины.

Теперь можно задать вопрос: что представляет собой процесс выделения ренина и образования гипертенсина?

Бесспорно, это биологический процесс защиты и компенсации. Выделение ренина и образование гипертенсина способствуют выделительным органам, а именно почкам, выполнять свою функцию, нужную для сохранения нормальной жизнедеятельности организма. Недостаток кровеснабжения вызывает рефлекторно - через центральную нервную систему - сдвиги в биохимических процессах, совершающихся в почках, лишенных, из-за сужения сосудов, нужного количества кислорода. Вследствие этого и образуется ренин. А соединение ренина с альфа-2-глобулином и возникновение гипертенсина есть дальнейшее развитие биохимических процессов, ведущих к еще большему повышению кровяного давления, такому давлению, которое нужно, чтобы усилить, несмотря на препятствие, приток крови к почкам и увеличить снабжение их кислородом.

Таковы те тончайшие процессы, разыгрывающиеся в почках при гипертонической болезни, которые были раскрыты исследователями.

Главный вопрос

Итак, мы видим, что гипертоническая болезнь, начинаясь только повышением кровяного давления, постепенно приводит к очень большим и серьезным поражениям различных органов, играющих в состоянии здоровья человека важную и даже решающую роль.

Надо, конечно, помнить, что не всякая гипертония приводит к таким тяжелым последствиям. Существует гипертоническая болезнь и в легких формах. В таком случае гипертония в течение долгого времени ничем не проявляет себя или проявляет так слабо, что человек, как уже указывалось, и не подозревает, что он гипертоник. Если болезнь будет все же обнаружена при ухудшении состояния человека и даже окажется, что болезнь уже далеко зашла и вызвала нарушения в ряде органов, то и тогда принятыми мерами можно остановить дальнейшее развитие заболевания и добиться значительного улучшения здоровья.

И все же, при всех условиях, даже самых благоприятных, гипертоническая болезнь - заболевание серьезное, один из самых упорных врагов человеческого здоровья.

Разумеется, не всегда и не у всех при гипертонической болезни страдают и сердце, и мозг, и почки. В одних случаях сильнее поражается сердечно-сосудистая система. Тогда более всего выражены изменения со стороны сердца. Получается то, что врачи называют сердечной формой гипертонической болезни.

При симптомах, свидетельствующих о том, что имеются значительные изменения со стороны мозга, говорят о мозговой форме гипертонической болезни.

Наличие на первом плане симптомов, связанных с неправильной работой почек, указывает на почечную форму гипертонической болезни.

Это говорит о том, что в одних случаях гипертоническая болезнь больше поражает сердце, в других - мозг, в третьих - почки.

Но в каких бы формах ни проявлялась гипертоническая болезнь, остается незыблемым одно положение. Все явления при любой форме гипертонической болезни начинаются с изменений кровеносных сосудов, с тонического спазма, с сужения просвета артериол и капилляров. Все остальное есть следствие.

Но тут же непосредственно возникает вопрос: а чем вызывается спастическое состояние артерий, артериол, капилляров? Где причина этого явления? Почему изменяется тонус сосудов так, что возникает препятствие для тока крови?

Ответ на этот главный вопрос и укажет причину возникновения гипертонической болезни.

Варианты ответа

С тех пор как врачи стали все чаще и чаще сталкиваться с существованием гипертонической болезни, с тех пор как они стали отмечать, что у людей с самыми разнородными и совершенно несхожими между собой заболеваниями нередко имеется один общий симптом - повышенное кровяное давление, появилось стремление установить причины этого повышения.

Разные исследователи давали различное толкование. И каждое толкование подкреплялось множеством фактов. Наибольшее распространение получила почечная, или нефрогенная теория.

Мы уже говорили, что совпадение гипертрофии сердца с воспалением почек давно обратило на себя внимание. Затем все чаще стали обнаруживать и при гипертрофии сердца и при почечных заболеваниях повышение кровяного давления. Тогда и была предложена нефрогенная теория гипертонической болезни. Сводилась она кратко к следующему.

В почке возникают воспалительные явления, развивается острый или хронический нефрит или так называемый нефросклероз. От этого меняется нормальный тонус артерий почек. Происходит спазм, суживание стенок сосудов. В кровеносной системе возникают препятствия для нормального тока крови. Это вызывает в известный момент повышение кровяного давления.

Так объясняли происхождение гипертонии сторонники нефрогенной теории.

Однако все чаще появлялись материалы, опровергавшие нефрогенную теорию. Оказалось, что у очень многих гипертоников никаких следов неправильной функции почек или воспаления почек не имеется. Почечные изменения, если и появляются, то лишь по мере развития гипертонической болезни. Разумеется, это разбивало нефрогенную теорию.

Следующее возражение связывалось с наблюдениями над кровеснабжением почек, над ослаблением в них кровотока. Из нефрогенной теории следовало, что уменьшение кровеснабжеиия вызывает повышение кровяного давления. И, действительно, специальными очень точными методами исследования удалось установить, что при гипертонической болезни кровоток в почках уменьшен, то есть, что почечное кровеснабжение нарушено. Это подтверждало, как будто, справедливость нефрогенной теории.

Но тут вмешалось одно обстоятельство, связанное с течением гипертонической болезни. Ведь эта болезнь характеризуется тем, что кровяное давление в начальной стадии неустойчиво: то повышается, то возвращается к нормальному уровню. Периоды подъема сменяются периодами снижения до нормы. И вот оказалось, что когда кровяное давление снижается, то вслед за этим и кровеснабжение почек становится нормальным.

Отсюда ясно было, что величина кровотока зависит от кровяного давления, то есть сужение артерий и повышение кровяного давления были причиной, а нарушение кровеснабжеиия - следствием, но не наоборот.

Эти факты нанесли еще один удар нефрогенной теории, которую отстаивали преимущественно зарубежные ученые.

Появлялись и другие теории. Одни из них объясняли возникновение гипертонической болезни наследственностью, другие - состоянием так называемой вегетативной нервной системы. Эти воззрения, как и нефрогенная теория, сохраняются еще и в настоящее время у ряда ученых капиталистических стран. Они характеризуют консерватизм научного мышления этих исследователей и не дают правильного понимания действительных причин возникновения и развития гипертонической болезни, в первую очередь, причин появления спазма артерий и артериол.

Верное объяснение происхождения этой болезни дал, опираясь на павловское учение о роли центральной нервной системы, известный советский ученый, крупнейший знаток болезней сердца, замечательный клиницист профессор Георгий Федорович Ланг.

Логический вывод

Как известно, первая мировая война сопровождалась участием в боях огромного количества артиллерии, небывалого до того времени. Батареи засыпали снарядами окопы, где укрывались солдаты. Изо дня в день, почти без перерыва, шел обстрел. Так продолжалось месяцами, даже годами.

И вот сохранились указания, что врачи, осматривая по тому или иному поводу воинские части, занимавшие передовые линии, отмечали у здоровых, т. е. не раненых, не заболевших солдат, странное явление. Почти у всех обнаруживалось повышение кровяного давления.

Стоило отвести эти же части в тыл, в безопасные районы, куда не долетали снаряды, не доносились звуки боя, как кровяное давление у тех же солдат снижалось и становилось нормальным. При этом во внутренних органах у них никаких признаков какого-либо заболевания, хотя бы уже благополучно закончившегося, не оказывалось.

Столкнувшись с такими странными фактами подъема и снижения кровяного давления, врачи никакого объяснения им дать не могли.

С подобными явлениями встретились уже во время второй мировой войны многие ученые, врачи, работники клиник, в том числе и клиники профессора Ланга, изучавшие со своим руководителем сущность гипертонии. Они произвели многочисленные обследования бойцов. Обнаружилось, что в ряде случаев кровяное давление у участников боев повышалось. Интересным оказалось то, что в различных районах фронта частота повышения кровяного давления была разной. Бойцы одних участков фронта ничем не отличались по физическим данным, по условиям питания и т. д. от бойцов других участков, а на одних участках людей с повышенным кровяным давлением было гораздо больше, чем на других.

Было совершенно ясно, что секрет заключался в обстановке, в условиях среды, в том, ближе или дальше от поля боя была расположена данная местность. Несомненно, что переживания людей, зависящие от ощущения большей или меньшей опасности, и порождали такую разницу.

Очень любопытными представлялись и другие наблюдения периода второй мировой войны. Особенно убедительные данные получены были одним исследователем, работавшим в лечебном учреждении фронтового тыла. Ему удалось проследить в течение довольно долгого срока за 57 участниками войны, попавшими в госпиталь по болезни или из-за ранения.

У них у всех вначале, при поступлении в госпиталь, обнаружили повышенное кровяное давление, в среднем - 167/98. К концу пребывания в госпитале, когда им предстоял отпуск, когда, следовательно, мысли уже не связывались в такой мере 412 с боевой обстановкой, цифры кровяного давления снижались почти до нормы - 148/83 в среднем. Эти больные уехали в отпуск, вернулись из отпуска и стали ждать отправки на фронт. И тут у многих из них кровяное давление опять повысилось.

Здесь надо сделать одно существенное замечание. Разумеется, приведенные факты вовсе не означают, что бойцы ощущали страх, боязнь при выполнении своего великого долга перед Родиной. Напротив, сознание опасности, нависшей над социалистическим отечеством, воодушевляло наших воинов, как и всех советских людей, на подвиги. Дело было в сознании серьезности положения, в глубоком напряжении всех душевных и физических сил человека, в сознании предстоящих испытаний, а также, разумеется, и предстоящих опасностей.

Все эти случаи, как и множество других фактов, относящихся к мирному времени и наблюдавшихся в течение ряда лет в клинике ленинградского профессора Ланга, тщательное и глубокое изучение всех форм гипертонической болезни и условий ее возникновения привели ученого к твердому выводу. Разгадку происхождения гипертонической болезни нужно было искать в той области, от которой зависит течение психических процессов - в больших полушариях головного мозга.

Немного анатомии и физиологии

В истории науки известен опыт над кроликом, произведенный очень давно, лет сто назад знаменитым физиологом Клодом Бернаром. Ученый перерезал нерв на правой стороне шеи кролика; разветвления этого нерва идут к ушам кролика.

И вот правое ухо животного покраснело, его кожа стала теплой, заметно теплее, чем кожа другого уха. Что означало это? То, что в коже уха увеличилось количество крови, поступившей в его артерии. Значит, сосуды правого уха расширились и впустили в себя больше крови. Произошло это в результате перерезки нерва.

Такой простой опыт с очевидностью показал, что тонус кровеносных сосудов, напряжение их стенок, их сужение и расширение зависят от нервной системы. Нервная система, ее сосудодвигательные нервы, регулируют тонус, упругость сосудов. Есть нервы, сосудосуживающие и сосудорасширяющие. Совместная работа этих нервов и обеспечивает регуляцию тонуса сосудов.

Но нервные волокна отходят от своих центров, которым они подчиняются в своих функциях, импульсы которых они передают в различные органы, в различные области тела. Где же находятся центры сосудодвигательных нервов? Физиологи нашли и точно установили их местонахождение. Они расположены в том отделе головного мозга, подкорковой оболочки его, который носит название гипоталамуса, или подбугровой части. Здесь располагаются основные сосудодвигательные центры. Их называют гипоталамическими, или подкорковыми, центрами.

Они и управляют тонусом артерий, сужением и расширением их стенок. Если сосуды где-нибудь чрезмерно расширились, вступают рефлекторно в действие сосудосуживающие центры. Это есть ответ на поступившее в них раздражение из периферии, то есть из стенок кровеносных сосудов. Импульсы из этих центров, суживая стенки сосудов, и выправляют положение. Также наоборот: при сужении сосудов импульсы сосудорасширяющего центра приводят их к нормальному тонусу.

Так совершается регуляция тонуса кровеносно-сосудистой системы. Только благодаря этому и может осуществляться правильное движение крови в сосудах, поддерживаться нормальный уровень давления крови, достаточное кровеснабжение органов.

Можно ли точно доказать наличие, например, сосудорасширяющих центров? Можно. Это и доказано в опытах над животными. Им вскрывали череп, обнажали подбугровый отдел, область гипоталамуса, и раздражали этот участок тонким электродом. Тотчас появлялся результат: расширение кровеносных сосудов и падение кровяного давления. Электрод, примененный на участке мозга возле ядра лицевого нерва в том же гипоталамусе, вызывал резкое сужение сосудов и повышение кровяного давления. Так экспериментатор, действуя на мозговые центры, по своему произволу управлял тонусом сосудов.

Итак, подкорковые центры головного мозга регулируют напряжение и соответствующий тонус артерий и вен.

Изучение деятельности этих центров, открывшее много важных фактов, обнаружило еще одну сторону работы гипоталамических центров сосудодвигательных нервов. Оказалось, что они не самостоятельны, не автономны. Они находятся в определенной зависимости от воздействия некоторых участков коркового слоя, или коры больших полушарий головного мозга. Было установлено, что в этих участках расположены группы мозговых клеток, имеющих отношение к тонусу кровеносных сосудов. А самое главное, эти группы клеток, которые можно назвать в известной мере корковыми центрами, обладают регулирующим влиянием на гипоталамические сосудодвигательные центры, могут их возбуждать своими импульсами, то есть усиливать их функции, или тормозить, то есть ослаблять.

Вот этот факт - наличие тесных анатомических и физиологических отношений между корковыми и подкорковыми, гипоталамическими сосудодвигательными центрами и является для нас сейчас весьма существенным. Он позволяет понять, как возникает и развивается гипертоническая болезнь.

Эмоции и сосуды

Нужно считать твердо установленным, что в коре головного мозга расположены группы клеток, отдельные участки, имеющие отношение к сосудодвигательным функциям. Они оказывают руководящее и регулирующее влияние на сосудодвигательные подкорковые, гипоталамические центры.

Здесь следует вспомнить, что кора больших полушарий головного мозга есть орган психической жизни, сознания, мышления. А это очень важное обстоятельство.

Если в коре мозга нормально протекают процессы возбуждения и торможения, то и функции всех центров, корковых и подкорковых, осуществляются нормально. Следовательно, нормально протекает и вся работа сердечно-сосудистой системы.

Что будет, если в большие полушария головного мозга станут поступать из внешнего мира необычные раздражения, такие, например, которые говорят об опасностях или даже об угрозе для жизни? В коре мозга возникают тогда процессы сильного возбуждения, преобладающие над процессами торможения, возникает то, что в психической сфере называется эмоциональным состоянием или даже аффективным.

Повышенная возбудимость коры мозга отражается на разных отделах мозга, а также и на связанных с нею гипоталамических центрах, что, естественно, нарушает их деятельность. И в них появляется состояние повышенной возбудимости и даже неустойчивости. В соответствии с этим они посылают по нервным путям необычные, усиленные импульсы, резко подстегивающие деятельность зависящей от них сердечно-сосудистой системы. Тонус кровеносных сосудов усиливается. От этого стенки артерий и артериол суживаются.

Совершенно понятно, что если причины, вызывающие повышенную возбудимость этих центров, действуют в течение длительного времени, то в соответствующих участках коры головного мозга образуется устойчивое состояние повышенной возбудимости. Их можно назвать застойными очагами возбуждения.

Длительные изменения в состоянии коры мозга влекут за собой дальнейшие нарушения и в гипоталамических центрах. Начинают неправильно работать те из них, которые находятся под прямым воздействием коры. И в них в конце концов возникают застойные очаги возбуждения. Деятельность гипоталамических, подкорковых центров вследствие этого извращается, их импульсы, регулирующие напряжение стенок кровеносных сосудов, усиливаются. Резко повышается напряжение мускулатуры стенок сосудов, особенно артериол, а затем могут развиться и спастические явления в них. Кровь с большим усилием должна проходить в таких сосудах, чтобы преодолеть это спастическое сужение. Кровяное давление повышается.

Если все это длится долго или повторяется часто, повышение кровяного давления принимает устойчивый характер. Оно держится, даже если причины, вызвавшие его, уже перестали существовать.

Так появляется гипертоническая болезнь.

Таким образом, вывод напрашивается сам собой. Гипертоническая болезнь есть следствие нарушения правильного функционирования высших корковых и подкорковых центров, регулирующих давление крови в артериях и артериолах да и во всей сосудистой системе.

В основе же нарушений нормальных функций указанных центров лежат эмоции и аффекты, психические состояния, вызываемые внешними условиями, раздражениями из внешней среды.

Все изложенное представляет собой краткие выводы из многолетних исследований, в результате которых сложилось учение ленинградского профессора Г. Ф. Ланга о механизме возникновения гипертонической болезни. В его основу легли положения павловского учения о руководящей роли коры больших полушарий головного мозга.

Верное объяснение

Теперь, после трудов ленинградского ученого, его сотрудников и учеников, в новом свете предстали факты, которые раньше вызывали недоумения. В частности, это относится к наблюдениям, касающимся повышения кровяного давления у солдат на фронте.

Артиллерийская канонада, разрывы снарядов, зрелище взлетающей черной земли, рушащихся домов и укреплений - все это резкие эмоциональные раздражители. Они приводили в сильное возбуждение высшие корковые центры больших полушарий мозга. Пребывание на том или ином участке фронта длится не один, а много дней. Значит, и эти резкие раздражители действуют длительно. Возбуждение в коре мозга также принимает длительный характер. В результате в ней могут появляться очаги застойного возбуждения. Тогда меняется и тормозящее влияние этих участков коры мозга на подкорковые сосудодвигательные центры. В гипоталамических сосудодвигательных центрах могут создаться очаги застойного возбуждения.

Вследствие всего этого у некоторых людей и возникает длительное сужение артерий среднего и малого размера, и особенно, как мы уже знаем, артериол. Кровяное давление устойчиво повышается.

Но так бывает, повторяем, лишь при стойких резко выраженных эмоциональных состояниях. У тех, кто находился на фронтовом участке недолго, кровяное давление, поднявшееся даже значительно, затем постепенно падало до нормального уровня. Разумеется, это еще не гипертоническая болезнь; это "гипертоническое состояние", или гипертония "транзиторная", т. е. переходящая.

При благоприятных обстоятельствах такая гипертония проходит; при неблагоприятных - может превратиться в гипертоническую болезнь.

Воздействие блокады

Осенью 1941 года фашистские войска осадили Ленинград. Началась блокада города. Доблестные защитники колыбели Октябрьской революции отстаивали каждую пядь родной земли. Воодушевленные любовью к Родине, жители Ленинграда, города-героя, также проявили чудеса мужества и выдержки, строя укрепления и возводя фортификационные сооружения. Ничто не могло сломить храбрости и упорства осажденных, поклявшихся умереть, но не уступить врагу.

Конечно, это было очень большим испытанием для героического населения осажденного города. Совершенно понятно также, что существует физиологический предел выносливости и для людей, охваченных высоким чувством любви к Родине. Гул орудий, налеты бомбардировочной авиации, разрывы снарядов вошли в жизнь ленинградцев как источник тяжелых переживаний. Прекращение железнодорожной связи со страной, невозможность подвозить продовольствие, обрекали жителей на голодное истощение. Обстрелы, недостаток пищи, отсутствие топлива - все это делало очень тяжелой жизнь обитателей осажденного города.

Понятно, что в результате всего этого среди жителей Ленинграда насчитывалось много больных.

Но вот что в то время поражало ленинградских врачей. У лиц, страдающих самыми различными болезнями, почти всегда обнаруживался общий для всех симптом: повышенное кровяное давление. Множество людей в эти месяцы стали гипертониками.

Теперь, после работ Ланга, такое распространение в блокированном городе гипертонической болезни уже никого не поражает. Длительное перевозбуждение и перенапряжение регулирующих корковых центров больших полушарий головного мозга вследствие постоянных сильных и тяжелых эмоций приводили к длительному возбуждению коры мозга, а затем и к прочному образованию застойного возбуждения в неправильно работающих гипоталамических центрах.

А это, как нам известно, вело к спастическому сужению кровеносных сосудов, к повышению артериального кровяного давления.

Конечно, бывают и случаи острого развития гипертонической болезни. Это можно иллюстрировать отдельными примерами. Так, весьма показателен в этом смысле следующий случай из времен блокады Ленинграда.

Врач, молодая женщина, после обхода больных, сидела в углу большой палаты за столом и заполняла истории болезни. Внезапно начался воздушный налет, на город в этом районе посыпались бомбы и одна из них попала в госпиталь. Она пробила два этажа и разорвалась под той палатой, где молодая женщина-врач занималась историями болезни.

Разорвалась бомба, однако, так, что никто в палате не пострадал. Осталась невредимой и женщина-врач. Ее даже не ранило. У нее только появились спустя некоторое время сильные головные боли. Но когда через четыре дня исследовали ее кровяное давление, то оно показало высокие цифры: 220/120. А до этого, по крайней мере в течение полугода, когда у нее неоднократно измеряли кровяное давление, оно держалось неизменно на нормальном уровне: 110/70.

Спустя несколько месяцев повышенное кровяное давление у женщины-врача снова стало нормальным.

Этот факт, один из множества таких же фактов, который явился как бы случайным экспериментом, показал, что резкое душевное потрясение может быть причиной острого развития гипертонического состояния. Но оно не превратилось в устойчивое состояние. Гипертония оказалась преходящей, транзиторной.

Во время блокады Ленинграда перед врачами и исследователями встал один вопрос, который представлялся чрезвычайно загадочным. Речь шла о странном изменении цифр, характеризующих заболеваемость гипертонической болезнью.

Странность заключалась в следующем. В течение осени 1941 года количество гипертоников в городе быстро увеличивалось. Это было, конечно, вполне естественным. Воздушные налеты, все возрастающая опасность Ленинграду и, наконец, первый период блокады - все это послужило причиной значительной травматизации психики, а следовательно, и причиной перенапряжения высших центров нервной системы.

Но вот пришла зима 1941-1942 годов, суровая, страшная, первая блокадная зима со всеми ее многочисленными лишениями и страданиями. Что можно было ожидать? Конечно, число гипертоников должно было неизмеримо вырасти. Но на самом деле ничего подобного не произошло. Наоборот, число гипертоников заметно снизилось.

После зимы 1941-1942 годов наступило лето 1942 года. Внесло оно что-нибудь новое в существование осажденного Ленинграда? Да, внесло и немало. Улучшилось снабжение города продовольствием - сперва по ледовой "трассе жизни" через Ладожское озеро, а потом и другими путями. Питание жителей в блокированном Ленинграде поднялось.

Разумеется, надо полагать, что гипертоническая болезнь, по сравнению с осенью 1941 года, еще больше пошла на убыль. Улучшение условий жизни укрепило дух жителей, вызвало прилив бодрости, несколько сгладило тяжесть блокады. Казалось бы, это все должно было вести к уменьшению перенапряжения мозговых центров и отсюда к снижению количества гипертоников.

Однако к удивлению специалистов, число заболеваний гипертонической болезнью увеличилось. Оно росло и в 1943 году и даже дальше.

Только теория Ланга, исходящая из положений павловского учения, дала ключ к раскрытию этой загадки.

Играет какую-либо роль в происхождении и проявлении гипертонической болезни вопрос о питании, о большем или меньшем истощении человека?

Продолжительный недостаток питания отражается, конечно, на деятельности всего организма, на работоспособности всех органов и тканей, вызывая их ослабление. Значит, отражается и на функциях головного мозга, понижая уровень совершающихся в них процессов возбуждения, торможения и других.

Где наступают раньше всего эти явления ослабления функций? Конечно, там, где клетки наиболее чувствительны, наиболее хрупки. Такими являются клетки самой высокоорганизованной ткани, клетки коры больших полушарий головного мозга. При неблагоприятных условиях их функции ослабляются раньше всего. Раньше всего в них понижается и способность к возбуждению.

Но тогда ослабляются и регулирующие свойства коры мозга, уменьшается и степень возбудимости подкорковых сосудодвигательных центров, к тому же в свою очередь тоже ослабленных истощением. Следовательно, тонус стенок артерий не может усиливаться. Не повысится и кровяное давление.

Так ухудшение питания, истощение создают, несмотря на обстрелы и воздушные налеты, условия, неблагоприятные для возникновения гипертонической болезни. Вот почему в самый тяжелый в продовольственном отношении период блокады (зима 1941-1942 годов) наблюдалось уменьшение числа гипертоников.

Точно так же перестает быть загадочным и другое явление времени блокады Ленинграда: рост числа гипертоников после улучшения продовольственного положения.

По мере усиления питания, по мере более обильного поступления в организм питательных веществ, в коре мозга развиваются события обратного порядка. Ведь с прекращением голодания все отделы головного мозга начинают освобождаться от состояния истощения и слабости. В них начнется восстановление нормальных функций.

Но, понятно, раньше всего станут оправляться, выходить из состояния ослабления те отделы головного мозга, которые являются наиболее прочными, наиболее жизнеспособными, обладают наибольшей возможностью противостоять неблагоприятным условиям. К таким отделам относятся гипоталамус и расположенные в нем центры. Это наиболее древнее образование на продолжительном пути развития человеческого головного мозга. Наименее устойчивы клетки коры больших полушарий мозга, как более поздние в эволюционном отношении образования.

Поэтому центрам коры мозга требуется больше времени для возвращения к нормальному состоянию, чем гипоталамическим центрам.

Между сроками восстановления корковых областей и подкорковых получается разрыв. Создает его улучшение питания после долгого истощения.

Что происходит в результате этого разрыва? Гипоталамические центры уже функционируют в полной мере, а регулирующее их, сдерживающее, тормозящее влияние коры на эти центры отсутствует. Возникает то состояние, которое ведет к изменению тонуса артерий, то есть то состояние, при котором, ввиду более сильных сосудосуживающих импульсов, появляется повышение кровяного давления со всеми последствиями, свойственными гипертонической болезни.

Вот почему по мере улучшения продовольственного положения блокадного Ленинграда число гипертоников все же продолжало расти.

Теперь становится понятным, что уменьшение числа гипертоников вследствие истощения в первую военную зиму отнюдь не являлось положительным показателем. Наоборот, оно подготовило почву для увеличения числа больных гипертонической болезнью, наступившего после этой зимы.

Разумеется, не надо забывать, что главное не в этом, не в продовольственном снабжении. Главное в том, что во все периоды блокады играло роль основного источника возникновения гипертонической болезни. Это - перенапряжение коры головного мозга в результате действия часто повторяющихся раздражителей, сопровождавшееся тяжелыми эмоциями.

В свете событий периода блокады Ленинграда становятся еще более убедительными положения Ланга о происхождении гипертонической болезни.

Механизм защиты

Итак, волнения, порывы, возбуждение - все то, что носит название эмоций и аффектов, все является раздражителем для коры больших полушарий. Но ведь не все эмоции и аффекты одинаковы. Есть эмоции и аффекты, связанные с радостными, приятными событиями; есть эмоции и аффекты, вызываемые мрачными, угрожающими обстоятельствами. А это, конечно, далеко не одно и то же.

Первую группу составляют эмоции положительного порядка. Вторую группу - отрицательного порядка.

Имеет ли значение для понимания причин возникновения гипертонической болезни это разделение эмоций на две группы?

Конечно, имеет. Эмоции положительного порядка - например, радость встречи, неожиданное приятное известие, разумеется, не вызовут у здоровых людей каких-либо нарушений патологического характера, не поведут к длительному спазму сосудов и к стойкому повышению кровяного давления.

Для центров коры мозга, а следовательно, и для гипоталамических сосудодвигательных центров источником перенапряжения и перевозбуждения служат эмоции отрицательного порядка.

Только такие эмоции вызывают резкие изменения в виде застойных очагов возбуждения в корковой и подкорковой областях.

Тогда интересен вопрос: есть ли какой-нибудь биологический смысл в том, что эмоции и аффекты отрицательного порядка ведут к таким резким реакциям со стороны сосудодвигательных центров? Может ли ста кое явление быть биологически объяснено?

Несомненно, может. Такая связь между эмоциями и аффектами отрицательного порядка и состоянием сосудодвигательных центров вырабатывалось у живых существ, обладающих высокоразвитым мозгом, на протяжении всей истории развития животного царства.

У животных и у доисторического человека эмоции и аффекты отрицательного порядка возникали при наступлении опасности, при неизбежности схватки с врагом, борьбы.

В беспощадной борьбе за существование необходимо было обладать способностью к действиям, связанным с резким усилением работы всех мышц тела, всей скелетной мускулатуры.

Эмоции и аффекты и помогали выполнять эту задачу. Они действовали через кору мозга на центры гипоталамической области и вызывали нервные импульсы, приводившие в состояние должной готовности все функции органов, необходимые для усиления мышечной работы. А последнее требовало прежде всего усиленного кровоснабжения скелетно-мышечного аппарата.

Для этого артерии внутренних органов должны были суживаться, ритм сердца учащаться, кровяное давление повышаться. Только в этом случае мог быть достигнут успех в борьбе. Благодаря повышенному давлению при сужении общего русла артерий внутренних органов кровь в сосуды мышц поступала в большем количестве. Так в борьбе за существование обеспечивалась готовность к чрезвычайным активным действиям.

После окончания напряжения наступало, естественно, расширение кровеносных сосудов внутренних органов. Кровяное давление понижалось. Эмоция заканчивалась, наступала как бы разрядка. Все возвращалось к нормальному положению. Возбуждение, напряжение регулирующей области коры мозга и подкорковых центров, тоже проходили.

Таков механизм функций гипоталамических сосу до двигательных центров, выработанный на протяжении миллионов лет. Он действует и поныне.

Теперь спросим: а если не наступает разрядка эмоции? Тогда не наблюдается торможения сосудодвигательных центров; возбуждение задерживается, не исчезает, как бы застаивается. Готовность всей системы кровообращения к усиленной функции остается. Сохраняется и повышенный уровень кровяного давления.

Если подобные ситуации становятся длительными и повторяются часто, то возникает состояние перевозбуждения сосудодвигательных центров, усиление их напряжения, застойность этого процесса.

Такое положение, в свою очередь, продолжает поддерживать во внутренних органах спазм артерий и артериол, повышение тонуса их стенок, со всеми последствиями, о которых мы уже говорили.

В таком виде представляется роль эмоций и аффектов отрицательного порядка в возникновении гипертонической болезни.

Типы нервной деятельности

Все ли люди, подвергшиеся длительному воздействию эмоций и аффектов отрицательного порядка на корковые области головного мозга, заболевают гипертонической болезнью? Нет, ведь далеко не все жители Ленинграда, пережившие блокаду, стали гипертониками.

Значит, дело не только в наличии тех внешних условий, которые являются раздражителями дли высших функций головного мозга. Очевидно, должны быть налицо еще какие-то условия, содействующие возникновению гипертонической болезни.

Гипертоническая болезнь - это результат нарушения деятельности высших отделов нервной системы. Но ведь не у всех людей одинаково протекает нервная деятельность. Оказывается, что действительно между возможностью возникновения этой болезни и различием в характере высшей нервной деятельности есть определенная связь.

Здесь мы снова подходим к одной из важных страниц передовой физиологии, созданной И. П. Павловым и его учениками. Речь идет о типах высшей нервной деятельности.

Павлов установил, что существуют слабый тип высшей нервной деятельности и сильный. Сильный тип в свою очередь может быть возбудимым неуравновешенным типом, возбудимым уравновешенным, спокойным уравновешенным.

Такова, в общих чертах, классификация типов высшей нервной деятельности, по Павлову. Имеет она какое-либо значение для понимания гипертонической болезни?

Да, несомненно. В самом деле, одно дело, когда раздражения, сопровождающиеся эмоциями и аффектами, падают на кору мозга, в которой процессы возбуждения и торможения протекают уравновешенно, и другое дело, когда эмоции и аффекты влияют на кору, где эти процессы неуравновешены. Также неодинаково воздействие внешних условий на нервную деятельность подвижного типа и, наоборот, малоподвижного, инертного, у которого как возбуждение, так и торможение легко принимают застойный характер.

Несомненно, у людей сильного типа гипертоническая болезнь возникает и развивается не так, как у людей слабого типа.

Действительно, исследования показали, что в возникновении гипертонической болезни принадлежность к тому или иному типу высшей нервной деятельности играет, если не решающую, то во всяком случае заметную роль. Когда сотрудники клиники Ланга стали изучать тип нервной деятельности у гипертоников, то выяснилось, что 80 процентов из них принадлежали к слабому типу и только 20 процентов - к сильному.

Обследование, таким образом, показало, что люди слабого типа нервной деятельности скорее и легче заболевают гипертонической болезнью, чем люди, которых можно отнести к сильному типу.

Однако, тип высшей нервной деятельности не есть нечто неизменное. Условия среды могут сильно изменять его. Интересны работы сотрудников профессора Купалоеа, - Яковлевой и Стожарова, - проделанные в Ленинграде в дни блокады. Изучению подверглась тоже большая группа гипертоников. Оказалось, что к сильному типу нервной деятельности принадлежало не 20 процентов гипертоников, а 46 процентов.

Почему получилось такое расхождение?

Дело в том, что в первой группе были использованы наблюдения довоенного времени. А наблюдения Яковлевой и Стожарова производились в Ленинграде в 1943 году и в первой половине 1944 года. За период блокады многие обследуемые из категории сильного типа высшей нервной деятельности перешли к моменту их обследования в категорию слабого типа и легче заболевали гипертонической болезнью.

Это был очень интересный факт. Он позволял сделать вывод, что тип высшей нервной деятельности не есть нечто, раз навсегда предопределенное. Он может меняться в зависимости от условий внешней среды, от длительных трудностей, таких, например, как голодание, инфекционные болезни, интоксикации, частые психические травмы.

Отсюда также следует, что иногда люди слабого типа нервной деятельности могут под влиянием условий жизни переходить в группу сильного типа.

Павлов это ясно представлял себе. Он говорил о нервной системе так:

"Наша система в высочайшей степени саморегулирующая, сама себя поддерживающая, восстанавливающая, поправляющая и даже совершенствующая. Главнейшее, сильнейшее и постоянно остающееся впечатление от изучения высшей нервной деятельности нашим методом - это чрезвычайная пластичность этой деятельности, ее огромные возможности: ничто не остается неподвижным, неподатливым, а все всегда может быть достигнуто, измениться к лучшему, лишь бы были осуществлены соответствующие условия".

Сильный тип в основном более устойчив, менее податлив для неблагоприятных внешних условий, вызывающих эмоции и аффекты отрицательного порядка. У людей слабого типа гипертоническая болезнь развивается легче и встречается чаще.

Надо, однако, сказать, что не только тип высшей нервной деятельности, но и другие особенности организма играют видную роль в развитии гипертонической болезни.

Другие факторы

Некоторые ученые, преимущественно зарубежные, изучавшие гипертоническую болезнь, утверждали, что ею заболевают те, кто имеет наследственное предрасположение.

Советские исследователи тоже занимались вопросом о наследственности при гипертонической болезни. Они изучали кровяное давление и другие признаки у родителей заболевших, у их братьев, сестер и ряда близких родственников.

Полученные данные свидетельствовали о том, что никакой прямой наследственности в передаче гипертонической болезни нет. Однако отрицать полностью значение наследственных факторов тоже нельзя. Никаких особых носителей - генов гипертонической болезни не существует, как не существует генов вообще. Приобретенные в ряде поколений свойства, например, неустойчивость нервной системы, повышенная возбудимость, закрепляются благодаря условиям жизни, факторам внешней среды - прежде всего социальной среды - и обнаруживаются лишь в соответствующей обстановке.

Это создает известные предпосылки для возникновений в таких же или аналогичных условиях жизни гипертонической болезни.

Таким образом, наследственное предрасположение ни в коем случае не есть причина заболевания гипертонической болезнью.

Интересно отметить, что профессор Мясников во время Великой отечественной войны наблюдал большое количество людей, у которых остро, в очень короткий срок, развивалась гипертоническая болезнь. Это были все молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет. Среди них имелись летчики, врачи, моряки. Профессор Мясников тщательно изучил всех этих больных и все данные, касавшиеся их родственников. Никаких данных, указывавших на наследственную передачу гипертонической болезни, не удалось найти. Гипертоническая болезнь у этих больных возникла в результате сильных психических травм, обусловленных обстоятельствами военного времени.

Когда приходит болезнь

В одну из ленинградских клиник поступил больной. У него были головокружения, боли в области сердца. Болезнь развилась в течение не очень продолжительного срока. Больному измерили кровяное давление. Оно оказалось очень высоким. Налицо была картина гипертонической болезни. Удивительным здесь было только одно - возраст пациента. Ему исполнилось всего 17 лет.

Не врачи, да и многие врачи привыкли к мысли, что гипертоническая болезнь - это спутник пожилого возраста. Раньше даже считали, что гипертоническая болезнь бывает только у стариков. Такое мнение держалось очень долго.

Теперь оно уступило другому взгляду, более соответствующему фактическому положению вещей. Разумеется, люди, достигшие "зимы своей жизни", чаще страдают этой болезнью. Но она встречается нередко и у людей 40-50-летнего возраста, то есть у тех, кто находится в самом расцвете своих умственных и физических сил. Выходило, что гипертоническая болезнь свойственна также "осени человеческой жизни".

Потом потребовалась новая поправка. Выяснилось, что гипертоническая болезнь наблюдается и в 30 лет и даже в 20 лет, то есть она может быть названа в известной мере болезнью и "лета человеческой жизни".

Случай с подростком, поступившим в клинику, показал, что гипертоническая болезнь может возникать в любом возрасте, даже в период "весны человеческой жизни".

Мероприятие, которое было проведено несколько лет назад в Ленинграде, дало подтверждающие результаты. Заключалось мероприятие в том, что подверглось обследованию свыше 100 тысяч жителей с целью отыскать у них признаки гипертонической болезни. Среди обследованных были и старики, и пожилые, и молодые - люди самых разных профессий.

И вот оказалось, что гипертоническая болезнь в ее ранних стадиях и формах встречается и у очень молодых людей. Конечно, случаи заболевания ею в молодом возрасте очень редки. Были они отмечены и у мальчиков и у девочек.

Можно ли поставить такой вопрос: где чаще болеют гипертонической болезнью - на севере или на юге. Влияет ли географический фактор, как один из важных факторов среды, на частоту заболеваний?

Действительно, есть наблюдения, указывающие, что в южных районах гипертоническая болезнь встречается реже, чем в северных. В этом нет ничего удивительного, так как охлаждение, как известно, суживает кровеносные сосуды, а при высокой температуре сосуды расширяются. Все это может влиять на развитие гипертонической болезни в ту или другую сторону.

В сельских местностях гипертоническая болезнь менее распространена, чем в городских. Объясняется это тем, что в деревне, в пригородах чище воздух, почти все жители занимаются физическим трудом и умственная деятельность обычно чередуется с физической, которая, как известно, является могучим оздоровляющим фактором.

Можно сказать, что систематическое пребывание на чистом воздухе, общение с природой, здоровый спорт - такой, например, как ходьба на лыжах, рыбная ловля, охота - являются могучими факторами в профилактике гипертонической болезни.

Способствующие механизмы

У инженера треста, заболевшего на 52-м году жизни, обнаружились симптомы самой настоящей гипертонической болезни. Его угнетали головные боли, он чувствовал все время общую слабость. Исследование показало высокое кровяное давление.

Что явилось причиной возникновения у него гипертонической болезни? Частые эмоции или аффекты? Психические травмы? Чрезмерное возбуждение, непосильная перегрузка умственной деятельности? Тяжелые переживания?

Нет, ничего этого у инженера не было. Он жил спокойно, работа его удовлетворяла, бытовые и служебные условия не оставляли желать ничего лучшего. Откуда же взялась гипертония?

Через некоторое время у инженера обнаружилось еще одно патологическое явление: в левом боку появилось выпячивание. Врачи установили характер выпячивания: это росла опухоль почки. Рентгеновское обследование уточнило диагноз: опухоль относилась не к самой почке, а к надпочечнику.

Надпочечник - это, как известно, железа внутренней секреции, вырабатывающая несколько гормонов, в том числе адреналин - вещество, обладающее свойством суживать сосуды.

Для врачей, лечивших инженера от гипертонической болезни и обнаруживших опухоль надпочечника, сразу стала ясна причина гипертонической болезни, которая так долго оставалась скрытой. Разраставшаяся опухоль, видимо, вызывала усиление функции надпочечника. Увеличивалось, следовательно, количество сосудосуживающих веществ, поступавших в кровь. Это влекло за собой спазм артерий и артериол. После того, как инженера оперировали и опухоль удалили, повышенное кровяное давление снизилось до нормы. Гипертония исчезла. Таким образом, в гипертонии инженера была виновата надпочечная железа. Подобные случаи наблюдались не раз, и в результате некоторые ученые пришли к выводу, что гипертоническая болезнь, начинающаяся повышенным кровяным давлением, всегда обязана своим возникновением заболеванию надпочечников.

Есть болезнь, носящая название Адисеоновой. При ней постепенно угасают функции надпочечников.

Что происходит с кровяным давлением при Адисеоновой болезни?

Оно падает, становится ниже нормального. И это вполне понятно. Если ослабляется деятельность надпочечников, значит, уменьшается количество сосудосуживающих веществ. Поэтому тонус стенок кровеносных сосудов будет ослабляться. Произойдет вместо сужения артерий и артериол их расширение - появится вместо гипертонии гипотония, то есть кровяное давление упадет ниже нормы.

Течение Адисеоновой болезни подтверждало в свою очередь, что ослабление функций надпочечников является причиной изменения кровяного давления.

Но можно ли всякую гипертоническую болезнь рассматривать, как результат усиления функций надпочечников, а может быть, и других желез внутренней секреции?

Нет, факты опровергают такое предположение. Существуют способы, позволяющие точно определять количество адреналина в крови. И вот исследования показали, что в подавляющем большинстве случаев гипертонической болезни не обнаруживается увеличенного поступления гормонов надпочечников в кровь. Значит, все эти случаи гипертонической болезни не были связаны с деятельностью надпочечников или других желез внутренней секреции.

К такому же результату приводило большое количество вскрытий людей, умерших от гипертонической болезни. Вскрытия показали, что в большинстве случаев у гипертоников нельзя было, даже при тщательном исследовании, найти какие-либо изменения в надпочечниках, в половых железах, в мозговом придатке.

И наоборот, нередко на произведенном по другому поводу вскрытии некоторых трупов находили перерождение надпочечников, опухоли и другие нарушения органов внутренней секреции, а при жизнй у этих людей гипертонической болезни не было.

Таким образом, считать, что причина гипертонической болезни всегда лежит в изменении деятельности гормональных желез, нет достаточных оснований.

Известно, что и надпочечники, и половые железы, и гипофиз вырабатывают вещества, влияющие на тонус кровеносных сосудов, суживающие стенки артерий и артериол, и вызывающие подъем кровяного давления. Но наличие такого давления - это только временный симптом, но не гипертоническая болезнь.

Следовательно, правильным будет сказать, что гормоны играют известную, но второстепенную, роль в развитии гипертонии.

Основной причиной возникновения гипертонической болезни остается нарушение процессов высшей нервной деятельности в результате эмоций и аффектов отрицательного порядка.

Теперь можно вспомнить и ренин - то вещество, которое образуется в ткани почек при нарушении их кровообращения и которое обладает, как мы видели, сосудодвигательным действием. Одно время его принимали за первопричину гипертонической болезни.

В настоящее время выяснено, что ренин может играть роль фактора, дополнительно усиливающего гипертоническую болезнь, но не больше.

Основным, решающим фактором, вызывающим гипертоническую болезнь, остается патологическое состояние коры мозга и подкорки.

Порочный круг

Итак, в результате глубокого, всестороннего и внимательного изучения всех факторов, связанных с гипертонической болезнью, удалось установить с полной вероятностью как главный механизм возникновения болезни - нарушение процессов, протекающих в высших мозговых центрах, регулирующих кровообращение, - так и добавочные факторы: действие почечного вещества, ренина, участие гормонов, вырабатываемых железами внутренней секреции. Сюда же, к группе вспомогательных факторов, относятся и медиаторы.

Медиаторы - это особые вещества, появляющиеся при работе нервов. Они служат для химической передачи импульсов с нервов, окажем, на мышцу. Совершается такая передача жидким путем, через кровь. Медиаторы служат как бы посредниками между окончаниями нервов и органами.

При усиленной деятельности нервов медиаторы образуются в большем количестве, чем в нормальных условиях.

Интересно еще одно свойство медиаторов. Будучи продуктом: работы нервов, они в то же время сами обладают способностью влиять на разветвления нервных окончаний в тканях и органах тела. Таким образом, медиаторы в известной мере являются раздражителями нервной системы.

Значит, если медиаторы вырабатываются в большем количестве, чем в нормальных условиях, то они будут поддерживать функцию нервной системы и состояние ее перенапряжения, то есть поддерживать патологический нервный процесс. А усиленная функция нервной системы в свою очередь увеличивает образование медиаторов. Получается так называемый порочный круг.

Так же обстоит дело и с ренином, и с гормонами. Возникая в результате спастического состояния артериол, они со своей стороны поддерживают и усиливают это состояние.

Теперь можно более ясно представить себе механизм возникновения и развития гипертонической болезни.

Начинается она расстройством нормальной связи между корой головного мозга, в которой образовались очаги застойного возбуждения, и подкорковой областью. Это ведет к застойному возбуждению гипоталамических сосудодвигательных центров, В организме появляются первые изменения со стороны кровеносных сосудов - спазматическое сужение артерий и артериол, а впоследствии - склероз их стенок. Кровяное давление повышается. Обнаруживаются начальные симптомы гипертонической болезни.

Если принять меры, прекращающие такое состояние, то есть если устранить причину перенапряжения и застойности очагов возбуждения в корковых и подкорковых центрах, то наступает выздоровление.

Если болезнь предоставляется самой себе, то она развивается. Тогда вступают в действие новые факторы, углубляющие патологическое состояние организма: изменения в почках с образованием ренина, увеличение количества гормональных веществ - надпочечников, секрета гипофиза, вмешательство медиаторов. Все это еще более ухудшает работу органов. Возникает тот порочный круг, о котором мы говорили. Все это ведет к тому, что болезнь переходит в более тяжелую форму.

Так постепенно ухудшая здоровье, тянется на протяжении ряда лет гипертоническая болезнь. Однако она может остановиться на любой стадии, в том случае, если применяются рациональные лечебные мероприятия и больной тщательно выполняет предписания врачей в отношении своего образа жизни.

Сила отдельных величин

Прежде чем, однако, перейти к вопросу о лечении гипертонической болезни, следует остановиться на одном существенном обстоятельстве. Речь идет о причинах, порождающих эмоциональные и аффективные переживания.

Мы знаем, что повышение кровяного давления обычно вызывается резкими психическими травмами: крупными огорчениями, смертельной опасностью, подавленным состоянием. Если подобная травма возникает однократно, кровяное давление спустя некоторое время снижается и становится нормальным. Если она повторяется часто, повышенное кровяное давление уже не спускается; оно закрепляется на высоком уровне. Человек заболевает гипертонической болезнью.

Всегда ли так происходит? Оказывается, не всегда.

Установлено, что очень часто виновниками гипертонической болезни являются не сильные эмоциональные состояния отрицательного порядка, а, на первый взгляд, мелкие, как будто даже малозначащие. Они кажутся по своему значению малыми величинами. А потом вдруг обнаруживается, что эти малые величины представляют большую болезнетворную силу. Именно они и ведут к повышению кровяного давления, именно в них причина перераздражения регулирующих отделов мозга, в результате чего развертывается картина гипертонической болезни.

Нередко бывает и так, что внешние события, которые должны дать резкую эмоциональную вспышку, проходят без особого следа И, наоборот, незначительное, казалось бы, обстоятельство неожиданно сопровождается изменениями кровяного давления.

Вот примеры. Продавщица большого универмага постепенно стала чувствовать себя плохо - бессонница, сердцебиение, общая слабость. Она обратилась в поликлинику. Врач расспросил ее подробно; потом осмотрел, выслушал. Какие-то явления в области сердца остановили его внимание. Он измерил кровяное давление пациентки. Оно оказалось для тридцатилетней женщины повышенным: 168/102. По ряду признаков врач установил начальную стадию гипертонической болезни. Он выписал ей лекарства и велел лежать.

На другой день врач пришел к больной. Хотя она чувствовала себя немного лучше, все же состояние ее было неважное.

Врач опять измерил кровяное давление. Результат его удивил: давление оказалось - 141/98. Это было почти нормальное кровяное давление.

Через два дня, как было условлено, женщина пришла к своему врачу в поликлинику. Выслушав ее, он опять измерил кровяное давление. И опять ему пришлось изумиться: кровяное давление было высоким - 172/111.

Чтобы выяснить, не случайность ли такая разница в цифрах, врач, не посвящая в свое удивление больную, стал у нее проводить параллельное измерение кровяного давления: и дома, и в поликлинике. Оказалось, что дома кровяное давление всегда было гораздо ниже.

Таким образом, посещения поликлиники - незначительного волнения, видимо, испытываемого больной в обстановке лечебного учреждения, - оказывалось достаточным, чтобы вызывать эмоции, отражавшиеся на сосудодвигательных функциях коры мозга и гипоталамуса.

Разумеется, посещение поликлиники не может само по себе быть причиной повышения кровяного давления. У этой женщины неблагоприятные предшествующие обстоятельства уже внесли изменения в корковые процессы, тем самым обусловив быстроту подъема кровяного давления и в обстановке поликлиники.

У библиотекарши клуба была установлена начальная форма гипертонической болезни. Она, ее муж - педагог, сестра мужа - корректор издательства, жившая с ними, весь день находились на работе. Все домашнее хозяйство лежало на домработнице.

На приеме, в кабинете врача, поставившего диагноз гипертонической болезни и назначившего лечение, произошла странная история: кровяное давление в разные моменты приема давало разные цифры. Исследование в первые минуты прихода показало - 138/102; к концу приема - 177/109.

На другой день врач стал следить за всеми подробностями поведения больной, за темами разговора, за характером вопросов. И тайна открылась. При любой, даже, казалось бы, волнующей теме уровень кровяного давления оставался неизменным, умеренно повышенным. Как только речь заходила о домашней работнице, цифра кровяного давления подскакивала.

Ясно, что и здесь повседневные, бытовые, мелкие, но постоянно повторяющиеся обстоятельства вызывали эмоциональное воздействие на регулирующий механизм мозга, создавая очаги застойного возбуждения и нарушая нормальную тормозящую связь с гипоталамическими, подкорковыми центрами.

Об этом свидетельствуют множество случаев, подобных только что изложенным.

Но тогда законен вопрос: почему же в одних случаях некоторые события являются источником эмоциональных раздражений, влияющих на сосудодвигательные центры со всеми последствиями этого, а в других - нет?

Ключ к этому лежит в индивидуальных качествах, в свойствах людей. Те обстоятельства, которые для одного человека не имеют особенного значения, представляются несущественными, у другого в силу избирательного отношения, в силу различных глубоких ассоциаций, воспоминаний, переживаний, повторяемости - задевают самые чувствительные стороны личности. И тогда кажущееся обычным, незначительным событие внешнего мира вызывает эмоциональную "встряску", как бы с особой силой раздражает и возбуждает корковые и подкорковые области головного мозга. Высшие отделы нервной системы получают как бы удар большого напряжения.

А за этим идет, естественно, подъем кровяного давления.

Вот что придает силу отдельным мелким величинам.

В них, как этому учат труды профессора Ланге и других ученых, и надо видеть одного из главных врагов, нарушающих нормальное состояние высших отделов нервной системы.

Еще одна иллюстрация

К весьма существенным и поучительным выводам приводит изучение и других особенностей течения гипертонической болезни.

У пилота обнаружилась гипертоническая болезнь. Она была в начальной стадии. Пилот поступил в госпиталь для обследования. Во время его пребывания в госпитале произошло большое землетрясение в Ашхабаде. А в Ашхабаде жила как раз семья пилота.

Как сообщение об этой катастрофе прошло для него? Заставило его взволноваться, потерять покой, вызвало подавленное настроение?

Да, разумеется. Он было совершенно потрясен, не мог найти себе места. У него тотчас созрело упорное решение: немедленно выписаться из госпиталя и выехать в Ашхабад, к семье. И он этого добился.

А как же обстояло дело в это время с его гипертонической болезнью? Надо полагать, что кровяное давление сильно поднялось? Нет, этого не случилось. Волнение пилота было очень сильным, но это все же не дало подъема кровяного давления. Как оно стояло на цифрах - 146/90, так и осталось, несмотря на острую психическую травму.

По возвращении из Ашхабада, пилот снова поступил в госпиталь. Рассказывая врачам и соседям по палате обо всем виденном им на месте землетрясения, пилот вновь тяжело переживал все и волновался. Но опять-таки на его кровяном давлении это почти не отражалось.

Через несколько дней предстояла выписка его из госпиталя, Вопрос о дальнейшей судьбе пилота решался на врачебной комиссии. Она должна была установить его пригодность к летной службе в связи с перенесенной болезнью.

И здесь, при прохождении через комиссию, кровяное давление пилота резко поднялось. Оно дало - 175/105. Это сделала мысль, что его могут лишить возможности заниматься любимой работой. Вот что оказалось наиболее сильным, наиболее травмирующим эмоциональным раздражением для его нервной системы.

О чем свидетельствует этот случай, сообщенный на заседании Московского терапевтического общества? О том, что пилот был равнодушен к судьбе своей семьи? Или о том, что состояние нервной системы не лежит в основе гипертонической болезни? Или о том, что резкие эмоции и аффекты отрицательного порядка не всегда ведут к нарушению функций регулирующих сосудодвигательных центров головного мозга?

Нет, случай с пилотом, да и случай с продавщицей, с библиотекаршей и еще многие другие, описанные в медицинской литературе случаи, говорят о том, что не у всех людей одни и те же внешние события, даже сопровождающиеся сильными эмоциями и аффектами, вызывают одинаково повышенную возбудимость, перенапряжение мозговых сосудов, нарушение регулирующего влияния на кровеносные сосуды высших отделов нервной системы. Вот о чем говорят факты. Они и объясняют все, что казалось таким непонятным.

Надо, следовательно, допустить, что для каждого больного имеется свой круг эмоций, к которым как бы особенно чувствительна его кора мозга. Такие эмоции и дают наибольший подъем кровяного давления.

Что же лежит в основе такой избирательности? Очевидно, она создается у человека на почве многократно повторявшихся в жизни сочетаний определенных обстоятельств, причем обстоятельства эти действовали как раздражители, за которыми всегда наступало эмоциональное возбуждение. Так, надо полагать, что у пилота, например, не раз на протяжении его биографии летчика создавались житейские ситуации, при которых вставала возможность вынужденной перемены любимой им профессии. И, несомненно, каждый раз за этим следовала эмоциональная реакция со стороны корковой и подкорковой областей мозга.

Следовательно, можно сказать, что избирательный характер некоторых эмоций заключает в себе элементы выработавшегося условного рефлекса. Это и обусловливает влияние на сосудодвигательные центры одних эмоций и отсутствие такого влияния со стороны других эмоций.

Вместе с тем подобные случаи приводят к вполне логической мысли, что многие больные гипертонической болезнью принадлежат к людям, неправильно реагирующим на те или иные внешние раздражения. При отсутствии соответствующей устойчивости их нервной системы у них образуются в коре головного мозга даже от незначительных, но частых эмоций застойные очаги возбуждений, а затем возникает и ненормальная функция сосудодвигательных центров. А за этим следует повышение кровяного давления.

Глубокая связь

Теперь можно заняться следующим вопросом, который совершенно естественно встает перед нами.

Нервная система, особенно ее высший отдел - кора больших полушарий головного мозга, играет, как известно, ведущую роль во всей жизнедеятельности человеческого организма.

Почему же длительное психическое перенапряжение, частые психические травмы, приводящие к срыву нормальной деятельности коры мозга, к ее ослаблению, к нарушению функциональной связи между корой и подкорковой областью, почему все это сказывается главным образом на сердечно-сосудистой системе? Почему при застойных очагах возбуждения, образующихся в коре мозга и подкорковых центрах, заметных изменений патологического характера первоначально не происходит, например, в печени, или в легких, или в селезенке, или в поджелудочной железе? Почему результаты нарушений корковых процессов вследствие перегрузки эмоциями и аффектами отрицательного порядка выражаются прежде всего изменениями со стороны кровеносных сосудов в виде усиления тонуса стенок артерий и артериол, усиления, доходящего до спастического сужения?

И почему в то же время никаких болезненных явлений в других органах обычно не наблюдается в течение довольно продолжительного срока?

Все дело заключается в той роли, которую играют для живых существ биологические и физиологические механизмы, позволяющие организму приспосабливаться к окружающему миру, к внешним условиям. В результате длительного периода эволюционного развития жизни на Земле тончайшим и главнейшим органом, регулирующим взаимоотношения организма и внешней среды, стала нервная система с ее высшим отделом - корой мозга. Однако нервная система осуществляет свою задачу приспособления к внешней среде при непременном и всестороннем участии сердечно-сосудистой системы. Это создает тесную связь регулирующих областей коры больших полушарий с кровеносной системой.

Вот почему гипертоническая болезнь является наиболее резко выраженным, наиболее частым заболеванием при перегрузке коры мозга.

Только учение великого Павлова дает ключ к пониманию всей сложной проблемы гипертонической болезни.

Меры восстановления

Трудами ряда ученых и особенно советских установлена в последние годы бесспорность двух положений, касающихся гипертонической болезни.

Первое: в основе гипертонической болезни лежит болезненное, патологическое состояние коры больших полушарий мозга и подкорковых центров, сопровождающееся образованием в них застойных очагов возбуждения.

Второе: главный симптом болезни заключается в повышенном кровяном давлении, обусловленном длительным сужением артерий и артериол в различных отделах кровеносной системы.

Что следует из этих двух положений? Какие они диктуют лечебные мероприятия? Прежде всего надо восстановить нормальное течение процессов как в коре мозга, так и в подкорковых гипоталамических центрах. Но отсюда же явствует, что должно быть устранено влияние на психику, на кору мозга повторяющихся эмоций и аффектов отрицательного порядка. Такова основная задача в профилактике гипертонической болезни.

Затем надо добиваться восстановления нормального кровеснабжения органов, чтобы устранить в кровеносной сети препятствие для тока крови. А что для этого нужно? Необходимо, чтобы артерии и артериолы вышли из спастического состояния, чтобы суживающее напряжение их стенок заменилось нормальным тонусом. Другими словами, нужно сосуды расширить.

Следует иметь в виду, что от начальной стадии гипертонической болезни до полного развития всех болезненных явлений проходит обычно много лет. Вмешательство врачебной науки на всех этапах болезни дает успех. Болезнь ослабляется, потом исчезает. Человек выздоравливает. Но, конечно, чем раньше начнется это вмешательство, чем раньше будет применено лечение, тем вернее, тем скорее скажется результат. Выздоровление явится более прочным, так как не успеют наступить значительные изменения ни в организме, ни в отдельных органах.

Существует ли в медицине средство, действующее, например, наподобие пенициллина, которое решительно, быстро, безотказно прервало бы течение гипертонической болезни и в короткий срок превращало бы гипертоника в здорового человека?

Нет, такого средства или препарата нет и не может быть. Но зато медицина обладает многими средствами, применение которых дает весьма положительный лечебный эффект. Она также выработала ряд мероприятий, препятствующих развитию гипертонической болезни с помощью воздействия на высшую нервную деятельность.

И здесь, повидимому, на первом месте стоит лечение сном. Этот метод - большое достижение передовой советской науки.

Лечение длительным искусственно вызванным медикаментозным сном, сонная терапия, целиком основано на учении Павлова об охранительном торможении клеток коры головного мозга. Сон, останавливая такие ненормально текущие процессы, прекращает состояние возбудимости в коре мозга и охраняет, таким образом, мозговые клетки от застойных явлений перенапряжения. Следовательно, импульсы из сосудодвигательных центров становятся нормальными. Повышенное кровяное давление снижается.

Этот замечательный способ в применении к гипертонической болезни разработал московский профессор Ф. А. Андреев.

Хороший результат дает употребление препаратов, успокаивающих нервную систему.

Специальным сосудорасширяющим средством является сернокислая магнезия. Это лекарство уменьшает спазм артерий и снижает на более или менее продолжительный срок повышенное кровяное давление.

Советские лаборатории работают над изысканием и созданием новых медикаментов для борьбы с гипертонической болезнью. Так, в Ленинграде предложен препарат - дибазол. Он тоже уменьшает спазматическое сужение кровеносных сосудов и снижает кровяное давление, особенно в мозговых артериях.

Конечно, сказать, какое лекарство или какое мероприятие нужно применить в том или ином случае - это исключительно дело лечащего врача, который принимает во внимание все особенности организма данного человека, все обстоятельства его жизни, а не только тот или иной симптом.

Не менее важны и другие способы воздействия на гипертоническую болезнь.

Вспомним, что гипертоническая болезнь менее распространена в сельских местностях, чем в городских. Поэтому понятно, что двух-трехмесячное пребывание за городом может значительно улучшить состояние больного. Пребывание в санатории влечет за собой заметное снижение кровяного давления и улучшает общее состояние. Этому способствуют еще и укрепляющие водные процедуры, рациональный режим, отдых. Умеренные физические упражнения, прогулки, рациональное питание является для занимающихся умственным трудом прекрасным средством укрепления организма и предупреждения гипертонической болезни.

Нужные мероприятия

Из всего, что было сказано о причинах возникновения гипертонической болезни, совершенно очевидна огромная роль обстановки, окружающей больного, его служебные и бытовые условия. Так, если на работе у человека сложились неприязненные отношения, если к тому же сама работа не доставляет удовлетворения, то все это может явиться источником постоянных эмоций и аффектов отрицательного порядка. Разумеется, что тут самый правильный выход заключается в том, чтобы переменить обстановку. Также понятно, что условия домашнего, семейного характера не должны служить возбудителями переживаний отрицательного порядка. Гипертонику, больше чем кому бы то ни было, об этом следует помнить. Именно ему нужен психический покой. Об этом следует не забывать и тем, кто составляет его домашнее окружение. Правильный режим питания тоже имеет большое значение, как мы знаем, для гипертонической болезни. Нам ведь уже известно, что при повышении кровяного давления и сужения сосудов в стенках артерий образуются отложения и бляшки, ведущие к склерозу. Какие вещества содействуют этому? Липоидные, жироподобные вещества, такие как холестерин, например. Липоидов много в яичном желтке, в жире, в масле. Значит, надо ограничивать себя в этих продуктах, допуская их в пищу в меньшем количестве, чем обычно. Особенно вредно курение и употребление алкогольных напитков.

Большинство врачей-исследователей считает, что строгая диета при гипертонической болезни нужна лишь в отдельных случаях.

Профессор Военно-медицинской Академии им. С. М. Кирова С. Я. Арбузов стал применять к больным способ лечения с помощью особого препарата-фенатина. Изучение состояния больных до и после приемов этого медикамента показало, что препарат быстро снижает кровяное давление и улучшает самочувствие гипертоников.

Очень интересен новейший метод борьбы с гипертонией посредством усиленного введения в организм кислорода. Лечение проводится следующим образом. Больной помещается в плотно закрывающуюся палатку. В нее под давлением поступает кислород, смешанный воздухом определенной влажности. Сеанс длится 30-40 минут. И вот уже при первых процедурах подобного рода больной начинает себя лучше чувствовать. У него уменьшаются головые боли, появляется бодрость, а затем снижается кровяное давление.

Но как бы ни были эффективны те или иные средства, самое главное для достижения наилучших результатов при лечении гипертонической болезни - это возможно более раннее обращение к врачу. Успешнее всего и быстрее всего с заболеванием справляются в его начальной стадии. Значит, очень ценным было бы выявление всех ранних форм гипертонической болезни.

Но, к сожалению, многие больные не обращают внимания или не придают значения первым признакам неблагополучия в состоянии здоровья. Эти люди являются к врачам обычно тогда, когда уже пострадали, и довольно сильно, те или иные органы, когда в них уже отмечаются различные изменения.

Что же делать для того, чтобы добиться своевременного врачебного вмешательства? Как помешать развитию у заболевших людей гипертонической болезни? В этом отношении необходимы такие же мероприятия, какие применяются для борьбы с другими серьезными болезнями, для их профилактики. Примером могут служить успехи, достигнутые в нашей стране в борьбе с раковыми заболеваниями. Ежегодно у нас спасают огромное число человеческих жизней.

Объясняется это тем, что все большее число больных попадает к нашим врачам вовремя, то есть в начальной стадии заболевания. Это достигнуто благодаря широкому распространению санитарного просвещения и массовым обследованиям населения.

Подобные мероприятия нужны и для борьбы с распространением гипертонической болезни; это санитарно-просветительная пропаганда, диспансеризация, массовые обследования.

Первые шаги в этом направлении в нашей стране уже сделаны с успехом.

Вспомним, например, опыт массового обследования 100 тысяч жителей Ленинграда. Оно показало, что повышенное кровяное давление встречается и у молодых людей, и у подростков, и в единичных случаях - даже у детей. Хотя число их было несравненно меньшее, чем людей пожилого и старого возраста, и хотя признаки гипертонической болезни у них только, намечались, все же в дальнейшем некоторые из этих людей могли бы стать гипертониками. Обследование дало возможность своевременно принять лечебные меры и избавить их от этой участи.

Но полная победа над гипертонией зависит от устранения из окружающей человека среды тех факторов, которые являются источником постоянного психического травмирования большей или меньшей силы, источником эмоций и аффектов отрицательного порядка.

* * *

Можно ли считать, что в буржуазных государствах удастся провести все профилактические и оздоровительные мероприятия в целях борьбы с гипертонической болезнью? И можно ли полагать, что эта борьба будет победоносна, что исчезнут все факторы, ведущие к тяжелым эмоциональным переживаниям?

Нет, таких результатов нельзя добиться ни в одной капиталистической стране, независимо от того, бедна она или богата, занимает обширное пространство или крохотное.

Ни в каких буржуазных государствах с их кризисами, безработицей, с неуверенностью в завтрашнем дне, с преждевременной инвалидностью множества людей, с трудностями борьбы за существование немыслимы как широкие профилактические мероприятия против гипертонической болезни, так и действительная борьба с травматизацией психики, с эмоциями и аффектами отрицательного характера, вызывающими и поддерживающими перенапряжение высших отделов нервной системы.

В нашем государстве все направлено на улучшение положения трудящихся, на дальнейший рост их жизненного уровня. Достаточно сказать, что из сотен миллиардов национального дохода подавляющую часть получают советские люди для удовлетворения своих все растущих материальных и культурных потребностей. В ближайшие годы национальный доход возрастет еще на новые десятки миллиардов. Исторические решения XX съезда Коммунистической партии Советского Союза открывают широкие перспективы дальнейшего неуклонного роста благосостояния населения нашей страны. В свете этих великих забот партии и правительства о благе народа предстает и вся жизнь советских людей. В новой пятилетке будут заселены дома площадью еще в несколько десятков миллионов квадратных метров, не считая сотен тысяч жилых домов, построенных в сельских местностях. Советское государство отпускает миллиарды рублей на содержание и развитие сети родильных домов, детских садов и яслей. Так, летом 1952 года в пионерских лагерях, на загородных дачах и других детских учреждениях отдыхало пять с половиной миллионов детей. Дли детей создано более 1200 дворцов и домов пионеров, свыше четырехсот спортивных школ, сотни парков и стадионов, станций юных техников и натуралистов, большое число детских и кукольных театров.

Отсюда вполне закономерны и другие данные. Так, смертность в Советском Союзе снизилась по сравнению с довоенным 1940 годом в два раза. Детская смертность упала еще ниже. Ежегодный прирост населения в нашей стране в течение последних нескольких лет составляет более трех миллионов душ.

Это все то, что является несбыточным и невозможным для капиталистических стран.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска



Представлен биопринтер, печатающий клетки поджелудочной железы для диабетиков

Разработана методика домашней диагностики туберкулеза

Разработчики портативного детектора меланомы получили премию Дайсона

Создан карманный УЗИ-аппарат, работающий в паре со смартфоном

Смартфоны научили диагностировать сотрясение мозга

Представлена операционная, расположенная на борту самолета, не имеющая аналогов в мире

Индикаторы на повязке покажут стадию заживления раны

Цитомегаловирус разглядели в атомарном масштабе

Как советская женщина-микробиолог поборола холеру и нашла универсальный антибиотик

Новое искусственное сердце не уступает по качеству донорскому

Рассеянный склероз научились выявлять по крови

Разработан 3D-принтер для печати человеческой кожи

Первая двусторонняя пересадка рук ребенку признана успешной

Выяснена причина ревматоидного артрита

Рейтинг@Mail.ru
© Анна Козлова подборка материалов; Алексей Злыгостев оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://sohmet.ru/ 'Sohmet.ru: Библиотека по медицине'