Медицина
Новости
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Энциклопедия
Ссылки
Карта сайта
О проекте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вариант псевдоукрепляющего действия алкоголя на половую функцию мужчин

Больных с этим вариантом объединяет то, что алкогольные напитки рассматриваются ими как средство, улучшающее проведение полового акта, а также то обстоятельство, что первоначально стимулировавшее половую деятельность влияние алкоголя сменялось в дальнейшем картиной очевидных сексуальных расстройств. Эта группа оказалась наиболее многочисленной (127 больных, т. е. 73,5% от общего числа обследованных). Такое резкое преобладание этой группы, подчеркивая типичность этого сочетания, в то же время предопределяет и внутригрупповую вариабельность. Клиническая неоднородность этой группы становится очевидной при рассмотрении возрастного состава больных, возраста, в котором выявились первые признаки сексуальных расстройств, возраста начала заболевания алкоголизмом и давности этого заболевания (табл. 8).

Таблида 8. Возрастной состав больных
Данные анамнеза Число больных по возрастным группам
До 20 лет 21-25 26-30 31-35 36—40 41—45 46—50 51—55
Впервые обследовано 2 5 16 22 30 25 15 12
Начало сексуальных расстройств 16 15 18 27 22 14 9 6
Начало алкоголизма 1 26 28 47 23 2 - -

Больные этой группы существенно различаются и по стержневым синдромам: синдромы нейрогуморальной составляющей наблюдались у 45 человек, психической составляющей — у 55 и эякуляторной — у 28. У больных этой группы было наибольшее число сочетанных расстройств. При этом сочетание поражения трех составляющих встречалось в 2 раза чаще, чем двух составляющих. Важно отметить, что переход к более выраженным стадиям алкоголизма пропорционально увеличивает и количество пораженных составляющих. При рассмотрении развития алкоголизма в динамике (переход от I ко II и III стадии) обращает на себя внимание присоединение к стержневым нейрогуморальным проявлениям сначала расстройств психической составляющей, а потом и эякуляторной, что не может не служить доказательством ускоряющей роли хронической алкогольной интоксикации в развитии половых расстройств. По нейрогуморальной составляющей выявлены следующие синдромы, как стержневые, так и сопутствующие (предрасполагающие или сформировавшиеся как осложнение):

Нарушения пубертатного развития 79
Инволюционные формы 35
Идиопатические (в связи с аллергией, некоторыми профессиональными вредностями и др.) формы 31
Диэнцефальный синдром и поражение глубоких структур мозга 27
Поражение половых желез 10
Поражение печени 3
Всего 185 синдромов нейрогуморальных расстройств среди 128 больных

Таким образом, хотя как стержневой синдром расстройства нейрогуморальной составляющей были на втором месте, количество синдромов поражения нейрогуморальной составляющей в целом превышает общее число больных, так как наличие этих синдромов отмечалось у всех больных, в том числе по 2—3 синдрома у одного больного. У этих же больных были установлены следующие синдромы расстройств психической составляющей и отклонения в сфере психики: эндогенного характера — у 35 больных (в том числе акцентуированные личности — 24 и выраженные формы психопатии — 11); экзогенного характера — у 125 (в том числе невротические состояния с первичным поражением сексуальной сферы — 73 и с вторичным вовлечением сексуальной сферы в картину сформировавшегося невроза — 52). Отмеченные синдромы сочетались со следующими поражениями эякуляторной составляющей: нарушения урогенного происхождения у 69 больных, вторичная патогенетическая фиксация у 3, первичная патогенетическая дезинтеграция (синдром парацентральных долек) у 28.

К этой структурно сложной картине, характеризующей всю группу в целом, следует добавить, что не у всех больных длительность заболевания коррелировала с тяжестью стадии алкоголизма. Показатели фенотипического индекса половой конституции, генотипически акцентуированного индекса половой конституции, конституционально модулированного индекса половой активности и дополнительного индекса Каг имели большой разброс. Так, индекс Кг при среднеарифметическом показателе 3,07 имел разброс в пределах 1,33—5,6. Отмеченная пестрота подлежащих клиническому анализу данных требовала определенной последовательности их исследования и раскрытия содержания средних показателей с целью поисков наиболее значимых крайних показателей и динамических тенденций. В связи с этим были подвергнуты анализу показатели генотипически акцентуированного индекса половой конституции у больных соответственно той стадии алкоголизма, при которой больные обращались за сексологической помощью. Учитывая разный возраст больных (от 18 до 55 лет), различия в стаже половой жизни, которые определялись как возрастом больных, так и социальными условиями, и в давности половых расстройств, для более достоверного сравнения этих больных целесообразнее ориентироваться на генотипически акцентуированный индекс половой конституции. Второстепенная роль конституционально модулированного индекса половой активности определялась в данном случае тем, что возраст вхождения в полосу УФР у многих больных определить не удавалось, так как они или не имели постоянных половых партнеров, или их брачный стаж еще не давал основания говорить об установившемся ритме. Вместе с тем определение генотипически акцентуированного индекса половой конституции в зависимости от стадии алкоголизма показывает определенные различия (табл. 9).

Таблица 9. Соотношение показателя Кг со стадиями алкоголизма
Стадия алкоголизма Число больных с показателем Кг Всего больных Средне-арифметический Кг
До 1,6 1,6—2,5 2,6—3,5 3,6—4,5 4,6—5,5
I 1 29 13 7 - 50 2,44
II 10 19 15 8 52 3,4
III 5 6 8 7 26 3,65

Вполне очевидно, что при всем характерном для данной группы большом разбросе Кг этот показатель в своем среднеарифметическом выражении имеет определенные тенденции к более высокому уровню в зависимости от стадии алкоголизма (I стадия — 2,44, II — 3,4, III — 3,65). Важно при этом отметить, что при тенденции к возрастанию генотипически акцентуированного показателя от стадии к стадии внутри каждой группы больных с определенной стадией алкоголизма все равно остается большой разброс в показателе индекса Кг, что не дает основания говорить о клиническом единстве этих больных. Однако выделение больных по генотипически акцентуированному индексу внутри каждой группы, образованной в зависимости от стадии алкоголизма, дает ключ к объяснению имеющегося разброса. Это объяснение можно найти на основе компактности других показателей, оказавшихся «привязанными» к высоким или низким показателям индекса Кг внутри группы больных определенной стадии. Так, больные с Кг 1,33—2,5 заболели алкоголизмом в среднем в 201/2 лет, с Кг 2,6—3,5 — в 24,3 года, с Кг 3,6—4,5 — в 29,1 года. Эти данные показывают четкую закономерность: более низкий показатель генотипически акцентуированного индекса половой конституции коррелирует с более ранним началом заболевания алкоголизмом и, следовательно, объясняет разброс возраста начала алкоголизма среди всех обследованных I стадии заболевания.

Здесь уместно напомнить характерную черту больных в данной группе: поводом к употреблению алкогольных напитков у них явились поиски средств к «укреплению половой силы». Следовательно, больные с более низким показателем индекса Кг уже до начала употребления алкоголя чувствовали свою сексуальную ущербность более остро, чем больные с высокими показателями индекса Кг, что и побудило их раньше прибегнуть к алкоголю как к «лечебному средству». Такая же четкость корреляции отмечается между показателями индекса Кг и давностью алкоголизма у больных I стадии (до обращения за сексологической помощью) (табл. 10).

Таблица 10. Соотношение показателя Кг с давностью алкоголизма
Кг Средняя длительность алкоголизации до обращения за сек сологической помощью (в годах) Средний возраст обращения за сексологической помощью (в годах) Всего больных
1,33—2,5 0,9 21,4 30
2,6—3,5 2,9 27,2 13
3,6—4,5 5 34,1 7

Учитывая вторую характерную черту больных данной группы (разочарование в стимулирующем действии алкоголя), отмеченная корреляция нам представляется значимой, так как она показывает, что более низкий показатель генотипически акцентуированного индекса половой конституции не только связан с более ранним началом алкоголизма, но и с более коротким его «стимулирующим» действием и более быстрым выявлением конституциональной слабости, свидетельством чего является более раннее обращение за сексологической помощью. Важно при этом подчеркнуть, что срыв «компенсирующего» действия алкоголя происходит уже на I стадии алкоголизма. Возможность длительно (даже более 5 лет) поддерживать половую активность на достаточном уровне (Каг>1) относится лишь к больным со средними показателями Кг. Дифференцированный анализ больных по генотипически акцентуированному индексу половой конституции объясняет гг характер распределения стержневых синдромов.

Уже характер жалоб больных алкоголизмом I стадии и причины обращения за сексологической помощью коррелируют с имеющимися у них высокими или низкими показателями генотипически акцентуированного индекса половой конституции. Этим же показателям соответствовали и различия в причинах злоупотребления алкоголем. У больных алкоголизмом I стадии с низкими показателями индекса Кг в качестве стержневого синдрома преобладали расстройства нейрогуморальной составляющей (21 больной). Расстройства эякуляторной составляющей были у 7 больных, психической составляющей — у 2. Все эти основные синдромы сочетались с признаками синдромов других составляющих, при этом синдром парацентральных долек был вторым по частоте.

Так, отмеченный у всех больных алкоголизмом I стадии с низким показателем генотипически акцентуированного индекса половой конституции синдром поражения нейрогуморальной составляющей выражался первичной задержкой пубертатного развития, при этом у 21 больного эта форма была стержневой. Первичная задержка пубертатного развития у этих же больных сочеталась с экзогенными проявлениями расстройства психической составляющей в виде невротических состояний с первичным (непосредственным) поражением сексуальной сферы (29 больных). Специфические синдромы поражения эякуляторной составляющей выражались в первичной патогенетической дезинтеграции (синдром парацентральных долек) и во всех случаях усугублялись сочетанием с первичным (непосредственным) поражением психической составляющей, а также задержкой пубертатного развития. Низкий уровень генотипически акцентуированного индекса половой конституции при отмеченных формах расстройств половой сферы обусловил относительную индифферентность отношения больных к представителям противоположного пола, а при вступлении в половые связи, инициаторами которых в основном были женщины, — и жалобы на недостаточную половую возбудимость, слабость эрекции, ускоренную эякуляцию, затрудненность повторных половых актов. Обманчивый и кратковременный эффект «лечения» алкоголем, к которому больные прибегали по совету «опытных» товарищей, и ускоренное выявление преморбидно имевшихся функциональных расстройств половой сферы в результате хронической алкогольной интоксикации быстро приводили больных к необходимости обращения за помощью к сексопатологам.

Иной симптомокомплекс имел место у больных с начальной стадией алкоголизма, но с высокими показателями индекса Кг. У этих больных отмечались большие сроки злоупотребления алкоголем до выявления половых расстройств и более поздние сроки обращения за сексологической помощью. Основными стержневыми синдромами у них были синдромы расстройств психической (10 случаев) и эякуляторной составляющих. Эти стержневые синдромы у больных с высокими показателями Кг, значительно отличавшиеся от стержневых синдромов больных с низкими показателями Кг, в 16 из 20 случаев сочетались с синдромами нейрогуморальных расстройств: в 10 — с первичной задержкой пубертатного развития, в 4 — с идиопатическими плюригландулярными поражениями, в 1 — с инволюционной формой и в 1 — с первичным гипогонадизмом. Преобладание у таких больных стержневых синдромов психической составляющей обусловило и иные причины употребления алкоголя для улучшения протекания полового акта. Больные рассматривали алкоголь не как специфическое «сексуально укрепляющее» средство, а как своеобразное психотропное средство, обеспечивающее «смелость и уверенность», как средство, снимающее опасения сексуальной неудачи, помогающее «забыть заботы сегодняшнего дня и отдаться любви». Понятно, что преобладание таких мотивов употребления алкоголя наблюдалось преимущественно у больных с психопатическими чертами характера и в случаях экзогенного характера поражения психической составляющей.

Отмеченные на примере больных начальной стадии алкоголизма закономерности прослеживаются в целом и у больных алкоголизмом II и III стадии. У больных алкоголизмом II стадии средние показатели генотипически акцентуированного индекса половой конституции (3,4) оказались выше, чем у больных I стадии; у них не было показателей индекса Кг ниже 1,6, а у 8 больных он оказался выше 4,6. Однако здесь диапазон вариантов генотипически акцентуированного индекса половой конституции не шире, чем у больных первых стадий алкоголизма; различие заключается в некотором сдвиге к более высоким показателям. Начало заболевания алкоголизмом у этих больных более позднее. В давности алкоголизма не имеется большого разброса типичных крайних вариантов, но она более продолжительна по сравнению с давностью алкоголизма у больных с I стадией. Большее различие обнаружено при оценке давности самих половых расстройств (от появления первых их признаков до обращения к сексопатологам). При этом меньший показатель Кг коррелировал с большей давностью половых расстройств от их субъективного выявления до обращения за помощью, т. е. был противоположен только что установленной закономерности на примере больных алкоголизмом I стадии.

Следует подчеркнуть, что у этих больных закономерна корреляция низкого показателя Кг с началом первых признаков половой слабости, тогда как обращение за сексологической помощью зависит как от личностных свойств больного, так и от социально-бытовых условий, в которых он живет (в частности, жизнь в браке или жизнь холостяка). Следовательно, большая давность алкоголизма у больных со II стадией заболевания до появления сексуальных расстройств объясняется тем, что они были выявлены именно на этой стадии. При низком показателе генотипически акцентуированного индекса (1,6—3,5) субъективное выявление конституциональной половой слабости у них имело место уже на I стадии алкоголизма, однако за сексологической помощью они обратились, лишь когда заболевание развилось до II стадии. В целом синдромы составляющих у этих больных были те же, что и у больных алкоголизмом I стадии с таким же показателем Кг, однако здесь можно отметить усложнение синдрома нейрогуморальной составляющей за счет присоединения диэнцефальных расстройств, а также инволюционных форм.

Одним из примеров выявления сексуальной патологии на I стадии алкоголизма и последующего усугубления ее при дальнейшем злоупотреблении алкоголем (что заставило больного обратиться к сексопатологам на II стадии алкоголизма) является следующее наблюдение.

3. Больной Б., 45 лет. Образовательный индекс 4. СФМ: 0 — 1,5 — 1,5/1 — 1,5 — 1,5/1 — 1 — 0,5/1 - 3/4/2,5/1 - 10,5. Жалобы на недостаточную эрекцию, ускоренное семяизвержение и снижение либидо.

Наследственность здоровая. Родился первым ребенком. Рос и развивался без отклонений от нормы. В школе с 7 лет, учился посредственно. В связи с войной окончил только 4 класса. Платоническое либидо пробудилось в 14 лет, сексуальное — в 16 лет. Мастурбационные манипуляции с 4-летнего возраста, 2 раза в день, почти ежедневно (фрустрационная псевдомастурбация), но с 7 лет мастурбативные акты стали заканчиваться эякуляциями. До 10 лет страдал энурезом. Со сверстниками был необщителен, застенчив. В трудных ситуациях терялся, чувствовал себя неуверенно. С детства был очень мнительным, часто возникали навязчивые страхи. Слышал от друзей о вредных последствиях мастурбации, поэтому сократил ее частоту до 2—3 раз в неделю, в 20 лет прекратил окончательно, боялся, что У него не будет детей. С 16 до 20 лет при встречах с женщинами были периодические фрустрации. Не начинал половую жизнь, так как боялся заразиться венерической болезнью или связать себя с женщиной из-за ее беременности. Даже при активном стремлении женщин иметь с ним близость ограничивался лишь поверхностными ласками. Начало половой жизни в 20 лет с женщиной старше по возрасту, имевшей предварительный сексуальный опыт. Эрекция была хорошая, эякуляция — примерно после 15 фрикций. Повторный акт был очень длительным и изнурительным, семяизвержением не закончился. В течение последующих 5 лет была только одна эпизодическая связь с женщиной. Половой акт закончился быстро. Женщина выразила упрек. Повторных актов не было. Больной работал сначала токарем, затем (с 22 лет и до настоящего времени) слесарем. В возрасте 19 лет получил ножевое ранение с повреждением перикарда. Через месяц после операции заболел воспалением легких. Лечился в больнице. В возрасте 22 лет госпитализировался по поводу глубокого абсцесса в области шеи. В возрасте 23—24 лет перенес малярию.

Спиртные напитки употребляет с 17 лет, сначала только по праздникам и торжественным случаям и не более 200 г водки. С 22 лет выпивать стал ежедневно. Прием алкоголя улучшал настроение, снимал застенчивость, появлялись уверенность в своих силах, общительность и оптимизм. Женат с 25 лет. Жене сейчас 43 года. Имеет дочь 17 лет и сына от предыдущего брака жены. Сексуальность жены пробудилась через год после замужества, оргазм она испытывает примерно в 30% случаев. В первый год брака половые акты были ежедневными, иногда с эксцессами. Через 3 года после женитьбы жена впервые упрекнула его в том, что он «быстро кончает». В дальнейшем жена неоднократно высказывала подобные упреки. С этого времени у него появилась мысль о половом расстройстве. Сильно переживал, чувствовал себя неуверенно в обстановке интимной близости, все время думал о том, получит ли жена удовлетворение. В то время длительность полового акта была не больше 1 мин (15—20 фрикций) при ритме половой жизни 4—5 раз в неделю. Так как неоднократно замечал, что алкоголь удлиняет время сношения, стал принимать 3—4 раза в неделю по 200 г водки с целью пролонгирования половых актов. Длительность сношения увеличилась до 10 мин, и жена стала получать удовлетворение в 80% случаев. Вскоре утратил рвотный рефлекс. С 30 лет ритм половой активности стал 2—3 раза в неделю (УФР). В возрасте 34 лет алкоголь больше не удлинял времени сношения, эякуляция наступала после 5—10 фрикций. С 35-летнего возраста стал пить запоями, нарастала толерантность, появился похмельный синдром. В связи с пьянством бывали неприятности на работе; ухудшились отношения с женой, часто возникали ссоры. С 39 лет половой акт стал еще короче — до 3—5 фрикций. В состоянии опьянения эрекция не возникала. За последние 2 года эрекция появляется изредка, не чаще 1 раза в месяц, резко снизилось -половое влечение. Появилась общая слабость, снизилась работоспособность, беспокоят сердцебиение, потливость, бессонница; стал вспыльчивым, усилились нерешительность, замкнутость, мнительность, чувство неполноценности и др. Год назад лечился по поводу алкоголизма в стационаре в течение месяца. Антабус не принимал. Вскоре после выписки возобновил приемы алкоголя. За 4 мес до обращения к нам повторно лечился у психиатра амбулаторно. Антабус также не принимал. Последний коитус был 15 дней назад при ослабленной эрекции, введение удалось с трудом, эякуляция произошла через 2—3 с, яркость оргазма ослаблена. Спонтанные эрекции отсутствуют уже 7 лет.

Рост 166 см, масса тела 66 кг. Окружность грудной клетки 95 см, ширина плеч 40 см, таза — 33 см. Высота ноги 87 см. Трохантерный индекс 1,90. Растительность на теле выражена слабо, на лобке — по женскому типу, со стороны внутренних органов патологических изменений нет.

Общая гиперрефлексия, двусторонняя инверсия рефлексогенных зон ахиллова рефлекса до середины голеней. Ладони влажные, акроцианоз. Пульс лежа 70 в 1 мин, стоя — 89 в 1 мин (+ 19). Красный дермографизм не вызывается. Белый дермографизм появляется через 10 с, держится 3 мин.

Сознание ясное, охотно вступает в беседу, предъявляет жалобы на половую слабость: недостаточную эрекцию, ускоренное семяизвержение. Считает себя неполноценным, так как нет влечения к женщинам. С тревогой спрашивает, можно ли его вылечить. Убежден, что в свое время алкоголь ему хорошо помог. Этим объясняет рецидивы алкоголизма. Тяжело переживает семейные конфликты. Сон тревожный.

Длина полового члена 12 см, мошонка депигментирована; расширение вен семенного канатика справа. Яички 3,5 см по длинной оси, тугоэластической консистенции, слегка болезненны при пальпации. Ректально определяется гипоплазия предстательной железы. Показатели половой конституции: Кф = 4,42 (2—9), Ка = 4,33 (4—5), Каг = 4,33/4,50 = 0,96.

Дигноз: раннее возрастное снижение половой активности у психопатической личности психастенического круга на фоне дисгармонии пубертатного развития и хронического алкоголизма (II стадия), провоцированного применением алкоголя в качестве средства, компенсировавшего проявления первичной патогенетической ЕРА. Невроз ожидания, провоцированный сексуальной психотравматизацией со стороны жены. Гипоплазия простаты.

Таким образом, у больных алкоголизмом с низкими показателями генотипически акцентуированного индекса половой конституции срыв «компенсирующего» действия алкоголя отмечается уже на начальной стадии алкоголизма независимо от того, на какой стадии эти больные были выявлены. При этом фактор времени выявления больных, практически одинаковый для всех больных с данной стадией алкоголизма, может показаться парадоксальным, учитывая большой разброс в показателях генотипически акцентуированного индекса половой конституции (от 1,75 до 5,5). Объясняется это тем, что больные с низким показателем индекса Кг, относящиеся к I стадии алкоголизма, сами обратились за сексологической помощью, убедившись в неэффективности стимулирующего действия алкоголя. В противоположность этому больные со II стадией алкоголизма с аналогичными показателями индекса Кг были, как правило, активно выявлены во время приема у нарколога, к которому они пришли лечиться от алкоголизма, а не от половой слабости. Анализ развития половых расстройств у этих больных показывает, что больные еще до начала злоупотребления алкоголем уже знали о своем отличии от сверстников в сексуальном отношении, что проявлялось в отсутствии заостренности интереса к половым вопросам, влечения к представителям противоположного пола. И, что самое главное, сознание этой сексуальной ущербности, став для них привычным, утратило психотравмирующий характер.

Хотя эти больные также начали злоупотреблять алкоголем с целью укрепления своей половой способности и, действительно, этот эффект некоторое время отмечали, однако быстро наступивший срыв, обнаживший еще более выраженную половую слабость, не привел этих больных к сексопатологу. Одной из главных причин этого являются отсутствие в микросоциальном коллективе «стимуляторов» для такого обращения (например, женщина, которая хотела бы видеть в его лице постоянного сексуального партнера) или иных факторов, побуждающих к вступлению в брак (следует подчеркнуть, что эти больные часто оставались холостяками). Быстро убедившись в бесполезности «лечения» алкоголем половой слабости и смирившись с фактом последней, такие больные продолжали злоупотреблять алкоголем, ища теперь в нем не «лечебное средство», а скорее средство, помогающее компенсировать свою ущербность.

4. Больной Е., 29 лет, экономист. Образовательный индекс 16. СФМ: 2 - 2 — 2/3 — 2 — 3,5/2 — 3 — 2/0 - 6/8,5/7/0 - 21,5. Жалуется на ослабление адекватных спонтанных эрекций.

Наследственность здоровая. Раннее развитие без особенностей. Отношения в семье были ровные. В детстве перенес корь и скарлатину. В школе с 7 лет, учился легко. С детства был несколько застенчив, замкнут и раздражителен. После окончания института работает экономистом на заводе. Либидо пробудилось в 8 лет в платонической форме, эротический компонент присоединился в 12 лет. Тогда же при эротическом сновидении произошла первая эякуляция. Мастурбацией занимался с 12 лет с частотой 1 раз в месяц, без эксцессов. Окончательно прекратил мастурбировать в возрасте 26 лет. В 15-летнем возрасте предпринял попытку к половому сношению с опытной женщиной, но из-за слабой эрекции попытка не удалась. Первый половой акт совершил в возрасте 16 лет с женщиной на год старше себя при ослабленной эрекции. Длительность полового акта охарактеризовать затрудняется. До 26 лет жил половой жизнью нерегулярно, 1—2 раза в месяц со случайными партнершами. Половые акты протекали при недостаточных эрекциях, что в некоторых случаях заставляло прибегать к помощи женщин во время интроитуса.

Первый раз употребил спиртное в 14 лет, пил вино по праздникам. В 18 лет стал выпивать чаще, преимущественно водку. Заметив, что в состоянии опьянения половые акты проходят более успешно, стал пить чаще. Появилось сильное влечение к алкоголю. С 19 лет отмечает утрату рвотного рефлекса. С 25 лет стал пить ежедневно, тогда же появился абстинентный синдром. Стали беспокоить головные боли. В 26 лет женился на девушке 22 лет, жена работает экономистом. Половая жизнь протекала с интенсивностью 2—3 раза в неделю при недостаточной эрекции. Активные действия со стороны жены усиливали напряжение полового члена, и тогда интроитус проходил без затруднений. С 27 лет стал пить чаще, чтобы «укрепить» половой член. Однако алкоголь перестал помогать. Отношения с женой ухудшились, что привело к разводу через 11/2 года после женитьбы. После этого стал пить еще больше, так как «ничего интересного в жизни больше не стало». В связи с опозданиями и прогулами имелись неприятности по работе. Снизилась работоспособность, появилась тревога за свое здоровье. Год назад лечился стационарно по поводу алкоголизма. Проводилось психотерапевтическое лечение. После выписки алкоголь не употребляет. Последний коитус имел 2 мес назад при недостаточной эрекции. Спонтанных эрекций нет 11/2 года.

Рост 174 см, масса тела 74 кг; окружность грудной клетки 92 см, ширина плеч 42 см, таза — 31 см, высота ноги 91 см. Трохантерный индекс 1,91. Со стороны внутренних органов патологии не выявлено. Сухожильные рефлексы с рук равномерно повышены. Инверсия рефлексогенных зон ахиллова рефлекса с обеих сторон до 1/3 голеней. Клонус стопы справа. Пульс лежа 70 в 1 мин, стоя — 93 (+23) в 1 мин. Больной контактен, обнаруживает легкую внушаемость. Память значительно снижена, словарный запас беден, интеллект невысок. Отношение к сексологическому расстройству адекватное, верит в выздоровление.

Длина полового члена 10 см. Яички 5 см по длинной оси. Простата уплощена — 4×3×1 см, очаги уплотнения болезненны при пальпации, срединная бороздка расширена до степени серповидной атрофии. Семенные пузырьки увеличены, чувствительны при пальпации. Лейкоцитов 10—15 в поле зрения, лецитиновые зерна в незначительном количестве. Показатели половой конституции: Кф = 4,00 (2—7),

Ка = 3,00 (2-4), Кг = 4,70 (3—7), Каг = 0,63.

Диагноз: алкоголизм (II стадия) со снижением половой активности у акцентуированной личности с чертами тревожной мнительности; вторичная гипоплазия простаты.

Больные алкоголизмом той же II стадии, но с показателями генотипически акцентуированного индекса половой конституции, свойственными лицам с условной нормой этого индекса 3,6—5,5, сами активно искали сексологической помощи, так как отмечали сравнительное ухудшение половой активности. Они обнаруживали пропорциональные соответствующие показатели конституционально модулированного индекса половой активности. У них отмечались высокие показатели максимальных эксцессов (до 5—6) в состоянии легкого опьянения. Средний возраст вхождения в полосу УФР был в пределах 34 лет и соответствовал 5—6-му году после женитьбы. У этих больных можно отметить даже больший, чем при условной норме, показатель индекса Каг — 1,5 — 1,8. Это превышение можно объяснить действительно «стимулирующим» действием алкоголя, которое имело место на фоне нормальных в целом конституциональных свойств организма. И относительно длительный успех этого стимулирования сказывается на высоком показателе индекса Каг - Однако обращение за сексологической помощью, хотя оно имело место в более поздние сроки, тем не менее было обусловлено более быстрым, чем в норме, увяданием половой способности. У этих больных отмечалось преждевременное развитие инволюционных форм — в 27 наблюдениях, идиопатических форм — в 18, появление признаков, свидетельствующих о развитии диэнцефальных расстройств — в 13, значительная выраженность урогенных расстройств — у 21 больного, а также экзогенные формы расстройств психической составляющей с вторичным вовлечением сексуальной сферы.

У больных алкоголизмом III стадии (26) средние показатели генотипически акцентуированного индекса половой конституции несколько выше, чем у больных алкоголизмом II стадии. Внутригрупповое распределение больных показывает следующие варианты: 1,6 = 2,5 — 5; 2,6 = 3,5 — 6; 3,6 = 4,5 — 8; 4,6 = 5,5 — 7 больных. При сравнении этих вариантов с предыдущими группами больных алкоголизмом I и II стадии (с учетом, что больных с III стадией оказалось в 2 раза меньше, чем каждой из двух остальных) очевидно, что хотя больных с самыми низкими показателями (1,6—2,5) в абсолютном значении стало меньше, но относительное количество их то же, что и со II стадией (в 3 раза меньше, чем в I стадии). Причины этого те же, что и у больных алкоголизмом I стадии. Если больные, разочаровавшись в «лечебном» действии алкоголя, не обращались за сексологической помощью на I стадии заболевания, то в дальнейшем, продолжая злоупотреблять алкоголем, в результате сужения круга знакомств и общего обеднения личности эти больные по собственной инициативе обращаются за сексологической помощью лишь в виде исключения. Из приведенного внутригруппового распределения видно, что по сравнению с соответствующим распределением больных алкоголизмом I и II стадии имеет место относительное увеличение больных с показателями генотипически акцентуированного индекса половой конституции, свойственными условной норме. Для этих больных преджевременное развитие половой слабости послужило причиной тяжелых внутрисемейных конфликтных ситуаций. Учитывая отдаленность сроков развития половой слабости, значительный период достаточно высокой половой активности (Каг = 11,6), способствующей более раннему пробуждению сексуальности у жен этих больных (у всех 15 жен сроки пробуждения сексуальности не более 5 лет), с одной стороны, и деградацию личности при III стадии алкоголизма — с другой, можно понять, почему основная инициатива обращения за сексологической помощью исходила от жен больных.

Общим для всех больных с III стадией алкоголизма является большая структурная сложность, сочетанность функциональных расстройств сексуальной сферы. Стержневыми синдромами в 8 случаях были синдромы нейрогуморальной составляющей, в 11 — психической составляющей и в 7 случаях — эякуляторной составляющей. По сравнению с половыми расстройствами у больных с начальной и средней стадиями алкоголизма особо высокая сочетанность отмечалась не только с синдромами других уровней, но и с различными синдромами внутри каждой стержневой составляющей. Так, хотя синдромы нейрогуморальных расстройств стержневыми были только в 8 случаях, в целом у 26 больных алкоголизмом III стадии насчитывалось 45 синдромов, относящихся к тем или иным формам поражения нейроэндокринной системы: среди плюригландулярных нарушений — нарушения пубертатного развития (11), инволюционные формы (7), идиопатические формы (9); среди «специфических» синдромов — диэнцефальные расстройства с поражением глубоких структур мозга (11), поражение половых желез (4), формы с поражением печени (3).

Синдромы расстройств психической составляющей распределялись следующим образом: эндогенного характера 10 (в том числе психопатии — 5, акцентуированные личности — 5), экзогенного характера 15 (в том числе невротические состояния с первичным поражением сексуальной сферы — 9, вторичное вовлечение сексуальной сферы в картину невроза, а также алкогольно обусловленные астенические и психопатоподобные расстройства — 6). Среди синдромов поражения эякуляторной составляющей обнаружены урогенные расстройства (18), вторичная патогенетическая дезинтеграция (3) и синдром парацентральных долек (5). Отмеченный характер сочетанности функциональных расстройств у больных в исходной стадии алкоголизма можно проиллюстрировать следующим наблюдением.

5. Больной И., 44 лет, образовательный индекс 15. СФМ: 2—2 — 2/2—2 — 2,5/2 — 1/1-6/6,5/5/1 - 18,5. Жалобы на ускоренное семяизвержение и ослабление эрекций. Эти явления впервые появились в 38-летнем возрасте и постепенно нарастали.

Наследственность не отягощена. Родился вторым ребенком. Рос и развивался нормально, в детстве перенес корь, коклюш, паротит. В возрасте 16 лет болел малярией. В школе с 7 лет. Окончил 10 классов и техникум. Работает механиком. По характеру был спокойным, уравновешенным, несколько замкнутым. Либидо пробудилось в Шлет. Тогда же произошла первая эякуляция при ночной поллюции. Мастурбация с 17 лет с частотой 1 раз в неделю. Начало половой жизни в 19 лет с женщиной на 6 лет старше его. Первый коитус проходил при хорошей эрекции, эякуляция через 2 мин. До женитьбы имел недлительные и нерегулярные связи с 7 женщинами.

Спиртные напитки начал употреблять с 23 лет. С 27 лет стал выпивать 2—3 раза в неделю по 300—400 г водки. Тогда же женился на девушке 23 лет. В первый год брака были ежедневные половые сношения. УФР с 28 лет. Алкоголь удлинял половой акт, но снижал эрекцию. Сексуальность жены пробудилась через 2 года после женитьбы, ее требовательность была высокой. Имеет 2 детей — сына 16 лет и дочь 12 лет. С 30-летнего возраста появилось выраженное влечение к алкоголю, толерантность нарастала, с 32-летнего возраста — похмельный синдром. Неоднократно менял место работы, пропивал вещи, попадал в вытрезвитель. Работоспособность снизилась, стал нерешительным, вспыльчивым, временами страдал бессонницей. Отношения с женой были плохими, развелся в возрасте 36 лет. С этого времени пил запоями в течение одной недели с двухнедельными интервалами. С 40 лет стала снижаться толерантность — пьянел от малого количества водки. В течение последних 5 лет 3—4 раза перенес травму черепа, сознания не терял, тошноты не было, отмечались лишь головные боли в течение нескольких дней после травмы. В возрасте 41 года амбулаторно лечился по поводу алкоголизма (апоморфин, тетурам, общеукрепляющее лечение), но без эффекта. Последний коитус был 3 дня назад при ослабленной эрекции, эякуляция наступила после 20 фрикций.

Рост обследуемого 169 см. Масса тела 64 кг. Окружность грудной клетки 93 см, ширина плеч 40 см, таза — 38 см, высота ноги 88 см. Трохантерный индекс 1,92. Растительность на теле выражена слабо, на лобке — тенденция роста волос к горизонтали. Телосложение правильное, питание несколько пониженное. Со стороны внутренних органов без особенностей. Артериальное давление 115/80 мм рт. ст. Пульс лежа 65 в I мин, стоя — 70 в 1 мин.

Со стороны нервной системы — асимметрия носогубных складок, снижение коленного и ахиллова рефлексов.

Интеллект и память снижены. Внушаем. Отношение к сексуальному расстройству адекватное. Мочеполовая система без особенностей (за исключением слабой выраженности складчатости и пигментации мошонки). Простата обычных размеров, эластической консистенции, междолевая бороздка сглажена; секрет: лейкоцитов 5—6 в поле зрения. Лецитиновых зерен мало. Длина полового члена 10 см, окружность 8 см. Яички: правое — 3,5 см, левое — 3,8 см по длинной оси. Показатели половой конституции: Кф = 2,71 (1—4), Ка = 3,00 Ка 3,00 (2-4), Кг = 2,5 (1-3); Каг = 3,00/2,50 = 1,20.

Диагноз: инволюционное снижение половой активности на фоне выраженной задержки пубертатного развития, провоцированное нарушением семейных отношений вследствие алкоголизма (III стадия). Астенический синдром. Застойная простата.

Таким образом, при третьем, наиболее представительном варианте характер и время наступления половых расстройств в результате алкоголизма в первую очередь зависят от уровня показателей генотипически акцентуированного индекса половой конституции, а затем уже от интенсивности и длительности хронической алкогольной интоксикации. Низкие (1,33—2,5) показатели генотипически акцентуированного индекса половой конституции, как правило, сопровождаются и низкой половой активностью, половые расстройства при этом выявляются еще до начала алкоголизации. Употребление алкогольных напитков дает незначительный и временный положительный эффект, срыв этого «стимулирующего» действия, приводящего к глубоким половым расстройствам, наступает тем быстрее, чем ниже показатель Кг и чем более выражена алкогольная интоксикация. Последняя при начальных стадиях алкоголизма у лиц с небольшими отклонениями генотипически акцентуированного индекса половой конституции может не проявляться в половых расстройствах, непосредственно ею обусловленных. Однако в этих случаях половые расстройства развиваются при дальнейшем злоупотреблении алкоголем.

Развитие половых расстройств в результате алкоголизма идет за счет ускоренного обнажения конституциональной половой слабости и присоединения нарушений 1 во всех системах, обеспечивающих нормальное сексуальное функционирование: нейрогуморальной, психической и эякуляторной составляющих. По мере перехода к более тяжелым стадиям алкоголизма отмечается усложнение структуры синдромов половых расстройств, увеличение степени сочетанности поражений, относящихся к разным формам сексуальной патологии. При этом наибольшее количество развивающихся расстройств относится (в порядке превалирования) к нейрогуморальной, психической и эякуляторной составляющим. Превышение числа синдромов общего количества больных, как в целом, так и в особенности по первым двум составляющим, подчеркивает высокую степень сочетаемости разных синдромов половых расстройств. Возможно, более раннее прекращение алкоголизма способствует редукции структуры и снижению темпов половых расстройств.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска



Создана искусственная кровь, способная 48 часов заменять настоящую

Позднюю стадию рака груди победили с помощью иммунотерапии

Искусственный интеллект превзошел дерматологов в диагностике меланомы

Ежегодная Историческая клинико-патологическая конференция - обсуждается диагноз какой-либо выдающейся личности прошлого

Искусственная родинка обнаружит рак на ранней стадии

Томские ученые создают приложение для расшифровки медицинских анализов

Российские ученые разработали «живые» бинты

В Японии научились определять болезнь Альцгеймера по крови

Три губительных эпидемии в XVI веке в Мексике сократившие коренное население более чем в десять раз

Топ-10 редчайших заболеваний в мире

Представлен биопринтер, печатающий клетки поджелудочной железы для диабетиков

Разработана методика домашней диагностики туберкулеза

Разработчики портативного детектора меланомы получили премию Дайсона

Создан карманный УЗИ-аппарат, работающий в паре со смартфоном

Смартфоны научили диагностировать сотрясение мозга

Представлена операционная, расположенная на борту самолета, не имеющая аналогов в мире

Индикаторы на повязке покажут стадию заживления раны

Цитомегаловирус разглядели в атомарном масштабе

Как советская женщина-микробиолог поборола холеру и нашла универсальный антибиотик

Новое искусственное сердце не уступает по качеству донорскому

Рассеянный склероз научились выявлять по крови

Разработан 3D-принтер для печати человеческой кожи

Первая двусторонняя пересадка рук ребенку признана успешной

Выяснена причина ревматоидного артрита

Рейтинг@Mail.ru
© Анна Козлова подборка материалов; Алексей Злыгостев оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://sohmet.ru/ 'Sohmet.ru: Библиотека по медицине'