Медицина
Новости
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Энциклопедия
Ссылки
Карта сайта
О проекте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

13. Семейно-сексуальные дисгармонии (дисгамии)

Наиболее характерный признак дисгамии - такое рассогласование взаимоотношений между супругами по одному из ведущих брачных факторов (см. раздел 8.1) или по их сочетанию, когда силы, разрушающие союз, преобладают над силами сплачивающими. Полное отсутствие сексуальной патологии у одного или обоих супругов, так же как отягощенность нескольких составляющих у каждого из них, для диагностики дисгамии не имеет принципиального значения. Известны случаи, когда муж с синдромом ПЦД с ejaculatio ante porrtas и дневными поллюциями и жена с первичной аноргазмией никогда не предъявляли друг другу сексологических претензий. Несмотря на наличие и у мужа, и у жены сексопатологических синдромов, дисгармонии у этих супругов не было. Столь же прочными и далекими от дисгармонии могут быть союзы между двумя носителями перверсий (например, садизм у мужа и мазохизм у жены) В противоположность этому выраженные дисгамии могут разворачиваться при отсутствии у супругов сексопатологических синдромов (см. раздел 8.1).

Опыт практической работы с парами, обращающимися за сексологической помощью, позволяет выделить дисгармонии личностные и сексуальные. При первом варианте основание конфликтных отношений лежит главным образом в структуре личности одного или обоих супругов, в частности в их доминирующих мотивациях. При втором основную роль играют некоторые сексуальные характеристики партнеров, начиная с расхождений в программах индивидуальных "сексуальных сценариев".

Динамика дисгамий (по опыту Всесоюзного научно-методического центра по вопросам сексопатологии) характеризуется двумя закономерностями.

1. При любом варианте дисгамий без эффективной помощи с течением времени нарушаются как межличностные отношения, так и сексуальное взаимодействие.

2. Если дисгамия начинается с нарушения межличностных отношений, то вовлечение сексуального полюса и распад брачного союза происходят, как правило, намного быстрее, чем при чисто сексуальном рассогласовании.

В качестве общих этиологических факторов при первом клиническом варианте чаще всего выступают диаметральные расхождения психологических установок (по Д. H. Узнадзе), а при втором варианте - не соответствующие ожиданиям (сексуальным экспектациям) партнера и потому неадекватные модели сексуального поведения, обусловленные обычно низкой общей и сексуальной культурой [Рюриков Ю. Б., 1977], реже сексопатологическими синдромами. Когда супруги обращаются за сексологической помощью, как правило, обнаруживается сочетание обоих этиологических факторров.

Наиболее важную роль в развитии таких сочетанных дисгармоний играют диаметральные расхождения между партнерами в их сексуальных экспектациях, определяемых половой конституцией и сложившимися поведенческими стереотипами. Особую этиопатогенетическую разновидность дисгамий составляют расстройства, формирующиеся после запоздалого пробуждения сексуальности у женщин. Эти дисгамии принимают наиболее драматические формы у эмоционально неуравновешенных психопатических личностей, если пробуждение сексуальности накладывается на климактерический период, а муж со слабой половой конституцией утрачивает интерес к половой жизни как раз тогда, когда жена переживает сексуальный подъем.

При анализе этиологических факторов дисгамий следует учитывать внешний облик женщины. Как ни парадоксально, но нельзя сказать, что чем красивее женщина, тем она счастливее в семейной жизни: наиболее удачные браки складываются не у тех женщин, которые имеют самые высокие показатели внешности (редкая, "классическая" красота), а у женщин со средними и низкими показателями - от простой, неброской привлекательности и общей заурядности и невыразительности до парциальных внешних дефектов. Чем красивее женщина, тем обычно выше уровень ее экспектаций, в том числе больше требования к брачному партнеру, а следовательно, и предпосылки для разочарований. В противоположность этому женщины, считающие себя "дурнушками", чаще вырабатывают психологическую установку на то, что "принцы" - не для них. Они ожидают мужа того же заниженного ранга. Когда за ними начинает ухаживать "средний" по всем данным мужчина, они принимают это как подарок судьбы, дорожат его расположением, стараются сохранить его привязанность, тем самым формируя надежный фундамент семейной стабильности (тем более что большинство мужчин в семейной жизни искреннее душевное расположение, внимательность и заботу ценят выше, чем классическую красоту в соединении с холодностью, безразличием, а то и пренебрежением как к мужу, так и к мелочам повседневного быта).

Патогенез. Способность устанавливать глубокие и стабильные межличностные отношения - прерогатива зрелой личности, для которой характерны эмпатия и альтруистическое поведение, способность обеспечить продуктивный диалог и резонансное общение.

Некоторые люди готовы к глубоким формам интерперсонального контакта очень рано, а другие в силу различных причин устанавливают такие отношения со значительным запозданием либо вообще не устанавливают.

При незрелом, формальном общении нет места для диалога, оно строится стереотипно и ориентировано не на личностные, а на поверхностные - ролевые, статусные характеристики. Переживания партнера по существу не принимаются в расчет. При диалогическом, неформальном, личностно-ориентированном общении существует живой интерес к внутреннему миру, переживаниям партнера. Настоящая удовлетворенность в браке бывает лишь тогда, когда между супругами существует неформальное взаимодействие. Формальный стиль взаимодействия и коммуникации является пагубным для супружеского союза, и совершенно не меняет дела то, что браки, основанные на такой форме коммуникации, существуют многие годы. При такой форме контакта супруги вступают во взаимодействие скорее как два актера, скрывающие за масками свои переживания, нередко мечтающие устроиться таким образом, чтобы с наименьшими затратами получить как можно больше.

Уровень, глубина и стабильность отношений непосредственно связаны с взаимной оценкой другого (как личности). Пристрастное отношение, в частности на первых этапах совместной жизни, часто выражается в недооценке или переоценке личности другого. Оценка другого человека всегда сопряжена (чаще полярно) с самооценкой. Пока в собственной душевной жизни человек не достиг определенной гармонии и стабильности, ему трудно вырабатывать адекватные формы отношения к другому. Истинную цену себе и другому человек нередко начинает осознавать только в критических ситуациях, при угрозе здоровью, жизни, близости и расположению любимого человека. Это правило может облегчить психотерапию при супружеских дисгармониях.

Диагностика семейно-сексуальных дисгармоний основывается на сопоставлении синдромологических сочетаний, отраженных в структурных решетках каждого из супругов, выявлении совпадающих, дополняющих (комплементарных) и диссонирующих компонентов структур личности обоих партнеров, сравнительном анализе их доминирующих мотиваций и шкал ценностных ориентаций. При выполнении этой работы особое значение приобретает прослеживание в динамике всей истории взаимоотношений супружеской пары с момента знакомства до момента обследования.

При низкой оценке партнера у него (у нее) выделяются только ролевые характеристики ("любовница", "хозяйка" и т. д.), а личностные игнорируют. Это может быть обусловлено формальными мотивами выбора (корысть, повышение статуса, выход из сложной житейской ситуации, упорядочение своей половой жизни и т. д.), а также при невротическом выборе супруга [Мишина Т. M., 1978]. При таких мотивациях партнер почти всегда вызывает раздражение. Разочарование в партнере возможно в результате измены или если он занял в браке одну из непродуктивных внутренних позиций - иждивенческую, авторитарную или сохранил добрачные стереотипы поведения, неприемлемые для супружества. В последних случаях фрустрируется двойственное, амбивалентное отношение к партнеру, а затем создается отрицательная персонификация. В этих случаях включаются механизмы психологической защиты, еще более формализующие общение и формируется circulus vitiosus. Снижается и сексуально-эротическая привлекательность партнера, особенно для женщин, меняется отношение к сексуальному общению, которое начинает восприниматься как досадная обязанность.

Во многих случаях общение супругов почти сплошь состоит из "выяснения отношений" - монологов, обвинений, поисков виноватых. "Работают" различные психологические барьеры, маски, камуфлирующие истинное отношение партнеров друг к другу или цели каждого при вступлении в брак. Т. М. Мишина выделила (1978) три основных типа непродуктивного супружеского взаимодействия, условно обозначенных как "соперничество", "псевдосотруднйчество" и "изоляция".

Первый тип ("соперничество") преобладает в парах в первые 6 лет супружества; это частые ссоры и изнурительные объяснения. Тематика конфликтов обычно связана с проблемой взаимоотношений, распределением обязанностей, отношениями с родственниками и друзьями. Поводом к конфликтам становятся кризисные моменты: беременность, рождение ребенка, разъезд с родителями и т. д.

При обсуждении партнерами своих проблем: 1) дебаты неконструктивны; 2) каждый настроен на свое и не пытается понять другого; 3) отсутствует стремление к выражению симпатии и поощрения; 4) преобладают защитно-агрессивные реакции; 5) каждый видит в другом виновника конфликта; 6) каждый стремится заставить другого поступать по-своему.

Для второго типа ("псевдосотрудничество") характерны внешнее согласие, отсутствие хронических конфликтов и преувеличенная забота. Однако иногда возникают вспышки раздражения у одного партнера, которые гасятся поведением другого. Поводом для напряженности могут быть неудачи и трудности на работе, необходимость профессионального выбора, появление новых увлечений, измены, алкогольные эксцессы, сексуальные расстройства (вагинизм, фригидность, "импотенция"). Выделяют пять видов конфликтов: 1) один из супругов не разделяет стремления другого к профессиональному, социальному и другому росту, так как это противоречит его собственной потребности главенствовать в семейной сфере. Примером может быть ориентация мужчины на принятие его в престижных кругах и ориентация женщины на бытовое благоустройство. Для мужа важно, чтобы работа была интересной, хотя бы и малооплачиваемой, а для жены этот вариант неприемлем; 2) потребность одного из партнеров в поддержании идеализированного собственного образа сталкивается со стремлением другого главенствовать и одновременно быть опекаемым. Эта гиперкомпенсаторная потребность нуждается в эмоциональной поддержке партнера; 3) один партнер ожидает от другого достижений, а тот боится действовать из-за невротического страха перед неудачей (чаще всего такое бывает при сексуальном расстройстве); 4) треугольник или адюльтер. Например, женщина имеет двух партнеров - в браке и вне брака и не может принять решение в чью-либо пользу. Один из партнеров (обычно муж) обеспечивает материальную поддержку, а другой удовлетворяет эмоциональные потребности; 5) конфликт из-за жестких правил взаимодействия в паре. В этом случае партнеры не касаются сферы чувств и переживаний друг друга. Власть обычно у одного (нередко у больного неврозом), а второй партнер способствует стабилизации положения в связи с повышенным чувством долга и стремлением соответствовать абстрактным эталонам (мужа, жены). Этот вариант часто наблюдается при вагинизме. Соотношение мотивационных структур здесь таково, что достижение ценностей, на которые ориентируется больной неврозом, здоровым супругом поддерживается лишь отчасти. Временная компенсация в подобных парах происходит путем прямого или косвенного подчинения одного партнера целям другого, однако напряженность сохраняется.

Для отношений типа "изоляция" характерно в первую очередь эмоциональное отчуждение - непосвященность партнеров во внутреннюю жизнь друг друга. Этот стиль семья обычно имеет с момента образования, но в некоторых случаях к нему приходят пары со вторым типом отношений. Вынужденная изоляция может возникать под давлением внешних обстоятельств, затрудняющих совместную деятельность (например, проживание с деспотическими родственниками, берущими на себя обслуживание и управление парой), или в парах с отношениями авторитарности. В этих случаях эмоциональная изоляция возникает в результате жесткого управления, основанного на насилии.

Таким образом, для отношений типа "соперничество" характерно отсутствие взаимного соглашения о нормах поведения в семье (выражается в открытых столкновениях), для "псевдосотрудничества" - внешняя согласованность норм как эмоционального, так и практического взаимодействия; при "изоляции" согласованы нормы практического взаимодействия, а на эмоциональном уровне отношения супругов обособлены.

В клинической картине сексуальных расстройств нарушенные межличностные отношения либо приводят к нарушениям в сексуальной сфере, либо идут параллельно, нарастая и усиливая друг друга. Истоки конфликтов и недовольства друг другом не осознаются, а за истинную причину скорее принимаются следствия наступившего разлада, в том числе неудачи в сексуальной сфере. Так, при отношениях типа "соперничество" сексуальные отклонения от привычного стереотипа могут восприниматься болезненно именно потому, что фрустрируют стереотип мужчины, его потребность в главенствовании. В другом варианте фрустрируется потребность женщины в заботе и опеке или потребности в эмоциональном принятии. Непонимание экспектации партнера, фрустрация его значимых потребностей приводят к отчуждению и вторичному снижению сексуальной удовлетворенности. При этом типе отношений отсутствие соглашения о нормах и формах сексуальной жизни катализирует конфликты.

Проблемы, связанные с сексуальными дисгармониями, чаще всего производные. Необходимо начинать лечебную коррекцию пары после тщательного выяснения взаимоотношений супругов. Обучение партнеров новым алгоритмам сексуального поведения должно следовать за осознанием ошибок, совершенных каждым из них по отношению к другому, в том числе в сексуальной сфере. Если этого не произойдет, то эффективность лечебной коррекции будет невысокой. При построении тактики психотерапии пары целесообразно использовать рекомендации В. К. Мягер и Т. М. Мишиной (1976): терапия будет продвигаться от обсуждения внешних проявлений конфликта к пониманию истинных его причин (неадекватность взаимных ожиданий и выполнения супружеских ролей в значимых сферах взаимодействия) и формированию новых установок и моделей реагирования в этих сферах.

Невротически искаженная потребность, деформируя взаимодействие в паре и смещая акценты, может придавать тем или иным сферам семейной жизни сверхценный характер, что крайне затрудняет психотерапию. Так, она может возвести сексуальную потребность в ранг фетиша, а роль человеческих качеств партнера в реализации этой потребности свести к нулю. Неудивительно, что искаженная потребность в главенствовании, будучи фрустрирована сексуальной неудачей, может привести к полной перестройке жизненного стереотипа и жизненных ценностей. В этом случае главной жизненной целью становится доказать, что "сила" вернулась, причем путь к этому доказательству пролегает сначала через самопроверки с различными партнершами, а затем через кабинеты врачей.

Основная трудность при психотерапии семейных дисгармоний - научить пациента более объективно относиться к себе и к другому. Для этого необходимо вскрыть работу защитных психологических механизмов. Так, человек из всех мнений о себе выбирает одно - положительное и более лестное (в другой ситуации, наоборот, менее лестное, но объясняющее ту или иную неудачу), игнорируя любые попытки дифференцированной оценки своего поведения. Сексопатоллогу действительно очень часто приходится сталкиваться со случаями несоответствия самооценки опыту и мнению партнера [Добрович А. Б., 1980]. Эти защитные нарушения социальной аутоперцепции должны учитываться при разработке программ семейной реабилитации.

При проведении лечебно-реабилитационных мероприятий очень важно проинформировать каждого из супругов о специфических, присущих только его партнеру личностных особенностях, которые сексопатолог выявляет в процессе обследования. Используя данные тестов, секксопатологи обнаружили удивительный факт: в большей части пар, обращающихся за сексологической помощью, у супругов имеется своеобразная "психическая скотома", которая мешает им разглядеть те или иные личностные качества партнера или даже при их осознании не позволяет учитывать эти качества в стратегии своего поведения, что порождает напряженность в отношениях. Врач должен определить, по какому принципу строится брачное взаимодействие супругов. Сократ считал, что целое может быть организовано либо по принципу "золото", либо по принципу "лицо": в первом случае части отличаются друг от друга и от целого только количественно (ибо любая часть золота остается золотом), во втором случае - качественно (рот - это еще не лицо, и нос - тоже еще не лицо и т. д.). Иначе говоря, "лицо" не может быть тождественно ни с одной из своих частей, ни к одной из них не может быть сведено. Стратегия, основанная на принципе "золото", состоит в том, что у каждого из супругов имеется некий идеал спутника жизни и он пытается системой различных воздействвий на другого подогнать, довести его до этого идеала. В случае стратегии, основанной на принципе "лицо", за другим партнером признается право на индивидуальность, непохожесть на других, и именно это в основном вызывает и поддерживает эмоции удивления, восхищения, любви. Определение стратегии взаимодействия помогает лучше ориентироваться в стиле супружеских отношений.

Часто оказывается, что сексуальное расстройство или сексуальная дисгармония является побочным эффектом психологического разлада, а субъективно супруги считают сексуальное расстройство основным. В подобных случаях цель первого этапа реабилитации - адаптация супругов к личностным особенностям друг друга и одновременно "довоспитание" кажждого из них, помощь в освоении ими более продуктивных форм и способов общения, более перспективных моделей взаимоотношений. Каждый новый этап супружеской жизни требует новых взаимоотношений, принятия на себя новых ролей, развития новых качеств. Достижение взаимной адаптации супругов предполагает не только выявление инфантильных или невежественных установок, связанных с сексуальной сферой, но и помощь в преодолении неизбежных кризисных ситуаций, обучение искусству продуктивных выходов из конфликтов, искусству коммуникации. В подобных случаях конкретной задачей становится обучение принципам "конструктивной ссоры" [Дейнега Г Ф., Решетняк Ю. А., 1982], т. е. ссоры, при которой прежде всего не затрагивается самолюбие (по принципу "осуждайте грех, но любите грешника") .

При психологическом анализе необходимо получить ответ на самый важный вопрос: как возникли те или иные установки и психологические барьеры, которые мешают совместной жизни супругов? В некоторых случаях это определяется акцентуацией характера (у лиц, страдающих истерией, например, часто наблюдается стремление к самоидеализации), в других - выявляются сексуальная неграмотность или отсутствие культуры общения, дискоммуникативность личности или же, при отсутствии моделей и установок более высокого уровня (характерно для подростковой субкультуры), актуализируются установки более низкого уровня (на подчеркнутую мотивацию самоутверждения) и другие защитные мотивации, более ригидные, и поэтому поведение оказывается примитивным и шаблонным.

В подобных случаях сексопатологу необходимо выбрать наиболее соответствующий особенностям пациента стиль коммуникации и обучить этой тактике сначала партнера, а затем и пациента.

Сексопатолог должен понимать, что к уникальной межличностной связи, обозначаемой словом "любовь", ведет только одна, обычно сложная, узкая и незаметная, тропинка. Большинство исхоженных дорог, по которым идут многие супруги, чаще ведут совершенно в другую сторону. Анализ супружеских отношений, в том числе поведенческих интеракций, должен помочь сначала врачу, а потом и пациенту отыскать тот отрезок жизненного пути, на котором произошел неверный поворот и был выбран неверный ориентир. Роль психолога - вместе с врачом помочь пациенту разобраться в том, почему оказался утраченным естественный баланс взаимоотношений между супругами, какие значимые психологические потребности (чаще всего потребность в высокой оценке) не получают удовлетворения и оказываются фрустрированными (вследствие чего один из супругов чувствует себя в браке несчастным, обманутым). На семейные отношения часто механически переносятся формы общения, пригодные для взаимоотношений в другой сфере, например на производстве (типа начальник - подчиненный), но для любящих супругов слишком формальные, стереотипные и не учитывающие специфику внутреннего мира, переживаний другого. В этих случаях оказываетсяя утерянной (или не возникает вообще) установка на постоянную психологическую поддержку друг друга.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска



Представлена операционная, расположенная на борту самолета, не имеющая аналогов в мире

Индикаторы на повязке покажут стадию заживления раны

Цитомегаловирус разглядели в атомарном масштабе

Как советская женщина-микробиолог поборола холеру и нашла универсальный антибиотик

Новое искусственное сердце не уступает по качеству донорскому

Рассеянный склероз научились выявлять по крови

Разработан 3D-принтер для печати человеческой кожи

Первая двусторонняя пересадка рук ребенку признана успешной

Выяснена причина ревматоидного артрита

Рейтинг@Mail.ru
© Анна Козлова подборка материалов; Алексей Злыгостев оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://sohmet.ru/ 'Sohmet.ru: Библиотека по медицине'