Медицина
Новости
Рассылка
Библиотека
Новые книги
Энциклопедия
Ссылки
Карта сайта
О проекте





предыдущая главасодержаниеследующая глава
7.4.1.2.3. Адаптационные реакции организма и ступенчатый подбор доз

Одним из пародоксов сексологической фармакотерапии является то, что такие столь мощные средства, как адаптогены, способные восстановить и годами поддерживать половую активность при тяжелых поражениях нейрогуморальной составляющей копулятивного цикла, подчас не дают эффекта даже при легких ее расстройствах. Этот парадокс зависит от дозировки препаратов. Трафаретное лечение "лошадиными" дозами, увеличиваемыми при отсутствии ожидаемого эффекта, у сексологических больных с поражением нейрогуморальной составляющей чаще приводит к своеобразной блокировке функций, снижая или исключая лечебный эффект препарата. Фармакологи давно отметили и терминологически обозначили эти диапазоны ареактивности организма как "нейтральную зону" [Кравков Н. П., 1926], "зону бездействия вещества" [Венчиков А. И., 1962] и т. д. В наше время данные наблюдения объясняются учением о специфических и общих, типовых реакциях организма на внешнее (не только медикаментозное) воздействие. Сексопатологу необходимо знать основные положения этого учения.

Советский патофизиолог А. Д. Сперанский показал (1935), что различные физические (в частности, температурные), химические и биологические (в частности, инфекционные) воздействия вызывают независимо от специфики патогенного агента довольно однотипные симптомы. Канадский патолог Н. Selye (1960) разработал учение о стрессе с характерным комплексом защитных реакций организма (так называемый общий адаптационный синдром), развивающихся при любых сильных воздействиях. В адаптационном синдроме различают стадии тревоги (мобилизация защитных сил), резистентности (приспособление к трудной ситуации) и истощения (при сильном и длительном стрессе). Стадию тревоги характеризуют уменьшение тимуса, лимфопения, стимуляция секреции АКТГ гипофизом, приводящая к повышению уровня глюкокортикоидных гормонов коры надпочечников в крови; секреция минералокортикоидных гормонов при этом угнетена, так же как и деятельность щитовидной и половых желез. В стадии резистентности отмечается некоторая нормализация деятельности желез внутренней секреции и тимико-лимфатической системы, а иногда даже повышение функциональной активности желез (в том числе половых), которые были угнетены в первой стадии стресса.

Эндокринные сдвиги в стадии тревоги, приводящие к подавлению защитных систем организма, проявляются в том, что глкжокортикоиды в больших количествах угнетают тимус, лимфатические железы, производство лимфоцитов и иммунные системы; секреция минералокортикоидных гормонов, которые оказывают противоположное действие на звщитные системы, в стадии тревоги угнетена. Однако эти изменения биологически целесообразны, так как защитный ответ, адекватный большой силе раздражителя, мог бы привести организм к гибели. Если бы, например, не развивалась иммунодепрессия, то при стрессе в условиях повреждения тканей могли бы возникать аутоиммунные заболевания [Дильман В. М., 1969]. В связи с этим в ответ на действие очень сильного раздражителя активность основных защитных систем не нарастает, а, напротив, подавляется. В стадии тревоги развивается запредельное торможение, при котором чувствительность центральных нервных аппаратов снижается, и благодаря этому другие сильные воздействия воспринимаются уже как слабые и средние раздражители, т. е. устойчивость организма повышается. Этим и объясняется развитие стадии резистентности вслед за стадией тревоги, т. е. на фоне угнетения защитных сил организма без каких-либо дополнительных воздействий. Поскольку, однако, стадия резистентности может наступать только после стадии тревоги, протекающей с большими энергетическими затратами, элементами повреждения и угнетения защитных сил организма, повышение резистентности при стрессе достигается, по словам Селье (1972), дорогой ценой.

П. Д. Горизонтов и Т. H. Протасова (1968) полагают, что Селье без достаточных оснований, придает понятию стресса слишком универсальное значение, включая в него все неспецифические реакции организма. И. А. Аршавский (1976) считает стресс, описанный Селье, "патологическим" и говорит о необходимости выделить "физиологический стресс". Необходимо учитывать, что при стрессе наряду с элементами защиты имеются и элементы повреждения. Понятно, что приспосабливаться ценой повреждения целесообразно лишь к очень сильному раздражителю, который может угрожать жизни. По отношению к средним или слабым раздражителям подобный путь приспособления биологически нецелесообразен и поэтому не мог закрепиться в процессе эволюции. Л. X. Гаркави, М. А. Уколова и Е. Б. Квакина (1977), исследовав реакции организма на различные по дозам и характеру внешние воздествия - физические (в частности, постоянные и переменные магнитные поля), химические (углекислый газ), медикаментозные, а также локальное электрическое раздражение через вживленные в мозг электроды, предложили оригинальную концепцию об адаптационных реакциях организма на слабые и средней силы внешние воздействия. По этой концепции наряду со стрессовыми (на сильные раздражители) существуют также неспецифические типовые реакции организма: на слабые раздражители - реакция тренировки; на раздражители средней силы - реакция активации. В свою очередь в реакциях тренировки и активации выделяют определенные стадии. Реакция тренировки подразделяется на стадии ориентировки, перестройки и тренированности.

Каков биологический смысл реакции тренировки и ее стадий? В природе и повседневной жизни действует множество слабых раздражителей, на которые, поскольку они не угрожают жизни, целесообразно было бы вовсе не реагировать. Однако организм должен вначале проанализировать, убедиться в том, что это действительно слабый раздражитель, т. е. должен сориентироваться; и "на всякий случай" привести свои защитные системы в состояние боевой готовности. Изменения, происходящие в организме в стадии ориентировки, во многом противоположны изменениям стадии тревоги при стрессе: тимус не только не уменьшается, но даже увеличен, гонадотропная активность гипофиза повышается, что говорит об умеренной активизации половых желез; признаки угнетения сперматогенеза отсутствуют.

В диэнцефальном отделе ЦНС, контолирующем развитие любой адаптационной реакции, в стадии ориентировки преобладает торможение. Так, согласно ряду наблюдений, возбудимость нервных структур гипоталамуса снижалсь на 32 ± 4% по сравнению с исходной [Квакина Е. Б., 1972, и др.], а в ЭЭГ отмечалось увеличение числа медленных волн (дельта-волны), что соответствует представлениям П. В. Симонова (1962) о развитии в ЦНС при действия слабого стимула превентивного торможения. Если действующий фактор остается в дальнейшем таким же слабым, то организм перестает на него реагировать. Таким образом, организм защищен от действия малых раздражений первичным охранительным торможением, а от перераздражения и истощения - вторичным запредельным торможением.

Для поддержания в организме реакции тренировки необходимо каждый день немного повышать интенсивность раздражителя, чтобы он снова достиг минимальной величины, вызывающей общую реакцию организма. При этом условии развивается следующая стадия реакции тренировки - стадия перестройки. Ее сущность заключается в постепенном снижении секреции глюкокортикоидных гормонов до нормы, сочетающемся с повышением секреции минералокортикоидных гормонов. Активность тимиколимфатической системы и системы соединительной ткани при этом также повышается. Таким образом, активность защитных систем организма под влиянием каждодневных целенаправленных тренировочных воздействий постепенно нарастает. В связи с установлением оптимального обменного баланса, характеризуемого минимальными затратами энергии и пластического материала (аминокислоты, белки), постепенно (через месяц и более) развивается стадия тренированности.

Таким образом, систематическое воздействие слабых, но постепенно нарастающих раздражителей повышает активность защитных систем, устойчивость к повреждающим факторам. При этом особенно важно то, что повышается устойчивость не только к применявшемуся воздействию (физическому, биологическому, медикаментозному), но и к другим. Эту закономерность подтверждают и данные о повышении противоопухолевой резистентности [Уколова М. А., 1963].

Еще более действенной оказывается адаптационная реакция организма на раздражители средней силы - реакция активации. При средних раздражителях, которые не настолько сильны, чтобы было целесообразно подавлять защитные реакции, и вместе с тем не настолько слабы, чтобы можно было их игнорировать, адекватный ответ - быстрое повышение активности защитных систем. Первая стадия - стадия первичной активации, как и первые стадии реакций тренировки и стресса, формируется через 6 ч и держится 48 ч после воздействия. При этом минералокортикоидная функция коры надпочечников преобладает над глюкокортикоидной, умеренно повышается активность половых желез (несколько увеличивается продолжительность активных фаз полового цикла, активизируется гонадотропная функция гипофиза, в семенниках - разная степень активации сперматогенеза), возбудимость нервных структур гипоталамуса возрастает на 20-35% по сравнению с исходной. В целом повышается активная резистентность организма, но не путем торможения и снижения чувствительности, а путем нарастания активности защитных сил.

При систематическом повторении раздражений средней силы развивается стадия стойкой активации, при которой повышенная активная резистентность становится стабильной и может сохраняться после прекращения воздействий (от 1-2 нед до 6 мес).

Таким образом, в определении типовых физиологических ответов организма на внешние раздражители недостаточно ориентироваться только на их величину, рассматривая ответ организма как пассивное следствие воздействия извне. Характер ответа во многом определяется состоянием самого организма, и существо этих различий связано отнюдь не с видовыми особенностями: в организме существуют различные уровни реагирования ("этажи"), для каждого из которых закономерны четкие количественно-качественные отношения: слабые для данного уровня раздражители вызывают реакцию тренировки, средние - реакцию активации, сильные - стресс.

Экспериментально обнаружено около 10 таких уровней реагирования. Применение раздражителей, превышающих максимальную (стрессорную) для данного "этажа" интенсивность, приводит к отключению этого уровня и переходу на следующий "этаж", в пределах которого раздражители в свою очередь также различаются в соответствии с их силой, однако здесь соотношения абсолютных и относительных параметров оказываются совершенно иными: слабый раздражитель для последующего диапазона (уровня) значительно превышает величину сильного раздражителя предыдущего этажа (рис. 31). Таким образом, сила раздражителя относительна, причем эта относительность связана не с разной видовой или врожденно-индивидуальной чувствительностью, а с различными уровнями реактивности данного организма. Реакция развивается даже не на раздражитель, а на его увеличение.

Рис. 31. Периодическая смена триад адаптационных реакций (тренировки, активации, стресса), разделенных зонами ареактивности [Гаркави Д. X. и др., 1977]
Рис. 31. Периодическая смена триад адаптационных реакций (тренировки, активации, стресса), разделенных зонами ареактивности [Гаркави Д. X. и др., 1977]

Оказалось, что между стрессом предыдущего уровня и тренировкой следующего лежит своеобразная зона ареактивности (см. рис. 31). Раздражитель меньше слабого, тренировочного, перестает вызывать какие-либо изменения, становясь как бы подпороговым. Однако сколько-нибудь заметные изменения отсутствуют и при действии раздражителя большего, чем стрессорный для данного уровня. Таким образом, зона ареактивности закономерно повторяется между всеми триадами адаптационных реакций различных уровней (см. рис. 31) и периодичность приспособительных реакций организма закономерна. Изучение количественных соотношений силы (дозы) воздействия показало, что независимо от их исходного уровня для получения каждой следующей реакции предыдущую дозу нужно увеличить, умножив на один и тот же коэффициент ("шаг" между реакциями и зоной ареактивности). У здоровых людей этот коэффициент чаще равен 1,5, но может доходить до 1,9. При старении и у больных, особенно тяжелобольных, коэффициент уменьшается до 1,2. Учение об адаптационных реакциях позволяет объяснить механизм действия на организм очень слабых раздражителей. Биологическая активность очень малых доз (на примере брома и кофеина) подчеркивалась И. П. Павловым (1954). Он писал, что не подлежит никакому сомнению то, что дозировка имеет гораздо большее значение "вниз, чем вверх" и "вся штука в варьировании дозировки вниз..; к несчастью всех больных и всех врачей, это не было учтено, что надо "не вверх, а вниз"; это была бы грубая ошибка, если бы вместо уменьшения дозы ее бы увеличивали..; мы должны обратить внимание на строгую дозировку - уменьшать дозу, а не увеличивать". В. Петков (1974) указывает на активность адреналина в дозах, в 1000 - 10 000 раз меньших, чем общепринятые терапевтические. Именно развитием адаптационных реакций на нижних уровнях ("этажах") реагирования объясняется механизм действия веществ в дозах, приближающихся к гомеопатическим.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска



Представлена операционная, расположенная на борту самолета, не имеющая аналогов в мире

Индикаторы на повязке покажут стадию заживления раны

Цитомегаловирус разглядели в атомарном масштабе

Как советская женщина-микробиолог поборола холеру и нашла универсальный антибиотик

Новое искусственное сердце не уступает по качеству донорскому

Рассеянный склероз научились выявлять по крови

Разработан 3D-принтер для печати человеческой кожи

Первая двусторонняя пересадка рук ребенку признана успешной

Выяснена причина ревматоидного артрита

Рейтинг@Mail.ru
© Анна Козлова подборка материалов; Алексей Злыгостев оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://sohmet.ru/ 'Sohmet.ru: Библиотека по медицине'